Category: общество

dragon

Знаки будущего в фантастических текстах

(Очень телеграфно). Многие знают тезис о том, что литературное пространство описывает поколенческих героев и поколенческие чаяния. Ну типа – образ «романтических злых гениев» типа Монте-Кристо, Рокамболя или Капитана Немо, вдохновлявший молодых европейских дворян на бунт против власти. И это не только про то, чем люди живут сейчас – но и про то, чем они живут в будущем, чем они заряжены.

И если мы посмотрим на паттерны, которые сейчас есть в фантастической литературе с середины 20 века, то увидим примерно следующее. С 1940 по середину 1960-х – расцвет научной фантастики, космос, завоевание других планет, человек и робот рука об руку идут в светлое будущее. То, что вдохновило потом поколения инженеров на созидание мечты – своего рода вера в то, что мир можно правильно перепроектировать. Некоторые и до сих пор так думают, к слову.

Потом с 1970-х и почти по начало 2000-х – время фэнтези. Нет в жизни счастья, но есть другие миры, где в нас верят и ждут. При чем, сначала фэнтези – это неприкрытый романтизм: настоящие чувства, настоящая любовь, подлинная борьба добра и зла. Запрос на эскапизм, отвечающий чаяниям и хиппи, и наследовавшего им поколения Х. Сейчас этот жанр доэволюционировал до весьма амбивалентных героев и историй типа тех, что описаны в «Песни льда и пламени» Мартина – уж и непонятно, хочется ли в такой мир бежать, и не зашибут ли в нем на первом же перекрестке.

Если же говорить о том, что приходит им на смену – у меня есть гипотеза. Начало 2000-х – это, конечно, «время вампиров», а также добавившихся к ним оборотней и разных людей Икс. Типа, есть люди, а есть уже пост-люди, мутанты, наделенные сверхсилой и могуществом, наследующие мир. Кому в этом что видится – а мне представляется тот самый divide, не только цифровой, но и психический. Четкое ощущение поколения, что оно уже другое, и пока «людишки» (они же взрослые) делят нефть, газ и территории – настоящие битвы за будущее происходят совсем в других местах. Развитие жанра – вампиры выходят из тени и перестраивают мир под себя, теперь уже люди платят им дань своей кровушкой в явном виде. Что там могло бы быть нужно победившим Людям Икс, не совсем понятно – им, по всей видимости, обычные люди не интересны вообще.

И далее – что мы видим в этой области в совсем последнее время. Большое, конечно, видится издалека, и я могу сильно промахнуться, но вот какое предположение – что самые типичные книги этого поколения это «Голодные игры» и «Бегущий в лабиринте». То есть, взрослые разобрались про то, что тут появляется несогласная с их правилами и установлениями молодежь. Мир взрослых давно и прочно прогнил. Но они пытаются этих активных молодых перепаковать и использовать в своих интересах. Появляются герои, которые успешно обходят систему и поднимают бунт. Позитивной программы, конечно же, нет (примерно как у одной страны, которая в этом году решила в одиночку поменять миропорядок) – но есть ощущение, что у нас-то чувства и смыслы подлинные, а значит, за них можно и нужно умирать. Ну то есть, тот же «Граф Монте-Кристо», но не в логике предотвращения социальной несправедливости, а в логике ниспровержения основ и пересборки социального мира.
dragon-thoughtful

Работа с "картинами мира"

Сегодня в разговоре с женой докрутили очевидную, наверное, для специалистов вещь. Когда мы говорим, что нечто "логично", мы апеллируем к построению силлогизмов, где, как правило, часть предпосылок не проговаривается, а принимается по умолчанию. Эти предпосылки по большей части - "большие" предпосылки (с точки зрения аристотелевской логики), и они прописаны в том, что называется "картиной мира" - утверждения из серии "все лебеди белые", "все тела притягиваются друг к другу" и т.п.

Отсюда - "логичность" или "нелогичность", как правило, говорит о расхождении в "картинах мирах" различных акторов. Отсюда - исключительная необходимость формирования единой картины мира у множества акторов, которую решали сперва мифологическая, потом религиозная, а потом научная картина мира - последняя все больше довешиваемая "экономистической" картиной мира. Зоны конфликтов, как правило, возникают там, где сшибаются между собой именно картины мира - поэтому основные расколы проходят по религиозному и этнико-культурному "пограничью".

Пример, который мы обсуждали - скажем, есть три картины мира относительно правил использования природных ресурсов: приоритет национального (какая государственность заняла территорию, та и использует ресурсы), приоритет экономического (какая организация может обеспечить наибольшую экономическую эффективность, та и использует) и приоритет экологического (ресурсы являются общей средой обитания людей, и вопросы их использования должны рассматриваться на общечеловеческом уровне). И вот ситуация вокруг, скажем, нефти на российском арктическом шельфе - люди с "национальной" картиной говорят о том, что проект должен быть сделан в государственных интересах (приоритет местных подрядчиков, акцент на трансфере технологий, "столбление" территории и пр.), люди с "экономической" картиной давят на тему "эффективности" (надо, чтобы проект делали те, кто умеет - отсюда вовлечение в первую очередь международных компаний в качестве ключевых операторов), а люди с "экологической" картиной настаивают на рассмотрении долгосрочных последствий проекта для мира. И конфликт по линии "Гринпис против Мурманского областного суда" - это конфликт двух разных способов глядеть на мир. (Пример про Украину не привожу в силу политической заряженности, комментариев не даю, но аналитику можете провести сами)

Да, и еще - научная картина мира играет сейчас предельно утилитарную роль - она служит координации между собой множества разработчиков и продвинутых пользователей технологий в промышленной цивилизации. Чтобы послать человека в космос (или даже построить железную дорогу), мы все должны разделять набор предположений о том, как работает мир. Чем сложнее технологические системы, тем более требовательны они к разделению большого предположений. И в этом как раз смысле "онтологи" - сборщики "рабочих" картин мира - имеют такое большое значение для современного мира, поскольку они собирают набор необходимых и достаточных кирпичиков, из которых все остальные конструируют совместное действие.

И, конечно, "откат" в картинах мира к более простому объяснению (напр. "Солнце вращается вокруг Земли", "Бог создал Землю 4 тысячи лет назад" и пр.) делается только ценой потери той сложности в общественной координации, которую обеспечивала предыдущая (сложная) картина. А это всегда - деструктивные конфликты, возможность которых предотвращается сложным взглядом на вещи и поощряется простым. Архаизация мировоззрения страшна именно поэтому. Те, кто идет на такую архаизацию, должны четко понимать свою ответственность за ее последствия.

Отсюда (в мировых масштабах):

а. научную картину мира можно достраивать или даже радикально пересматривать, но не удастся от нее отказаться полностью до тех пор, пока технология не стала новой естестенной средой. (условно - мир фильма "Аватар" мог быть сконструирован богоподобными предками пандорцев, которые потом, когда планетарный биоинтернет заработал, смогли "опроститься" и вернуться к состоянию, которое ближе к неолитическим племенам по взгляду на вещи)

б. главной зоной развития в 21 веке станет согласование социо-гуманитарной картины мира - по сути, тех общих ценностей, которые определяют структуру действия человека и человеческих групп в обществе. Глобализация начала это делать, а массовый (явный или скрытый) протест против "глобальных ценностей" говорит о том, что она делает это, как минимум, недостаточно хорошо.

в. одной из ключевых областей развития станет модернизация и конвергенция религиозных картин мира. Католицизм демонстрирует здесь пионерские практики - остальные, видимо, будут двигаться следом

г. вопрос о "следующей" картине мира, способах ее формирования и трансляции - один из ключевых при дизайне будущей глобальной экосистемы образования (эту мысль сформулировал в нашем недавнем разговоре П.Г.Щедровицкий) - но и шире, это и есть ключевой вопрос устройства следующего цивилизационного уклада
dragon-superior

Тезисы о просветлении

1. Человеческая психика целостна. Разобщенность существует только в сознании, в самопредставлении. По сути, разобщенность порождается травмой, принудительным прерыванием восприятия / понимания / признания определенных аспектов реальности (то, что в классическом психоанализе называется "вытеснением").

2. Травма, как правило, связана с тем, что целостное существо-ребенок сталкивается с миром нецелостных существ, которым демонстрация его целостной природы причиняет боль, поскольку они не видят способов восстановить свою собственную целостность - и которые в ответ причиняют боль ребенку, чтобы сделать его более похожим на себя. Этот процесс начинается с самого зачатия, еще в утробе, продолжается в предродовой и родовой деятельности, и потом длится с первых дней жизни и до самых последних дней. Из-за травмы целостное существо формирует modus operandi, маску-"казаться", защищающую его от мира других нецелостных существ - становится таким же как они, таким же разобщенным, предъявляющим только то, что от него ожидают.

3. Не видя возможности для защиты своей целостности или для самоисцеления, целостное существо соглашается быть не-целым, принимает бремя травмы, по сути, ради выживания. Основным способом этой защиты является ложь - представление того, чего нет. Это может быть представление для самого себя (иллюзия) или для других (обман).

4. Но - еще раз - в своей основе мы целостные существа. Мы целостно воспринимаем мир и целостно принимаем решение о действии в нем. В "глубине души" все всё знают про себя и про других.

5. Из своей целостности люди знают, когда и почему они лгут себе и другим. И не видя возможности (путей и ресурсов) для преодоления своей травмы, люди соглашаются на то, что они будут обманывать и обманываться. Почти любое взаимодействие в жизни - кроме очень глубоких, кроме наиболее полных по чувству и самовыражению - почти любое взаимодействие суть общение двух масок. Двух лжецов, каждый из которых знает, что лжет другому. Двух шулеров, каждый из которых знает, что пытается обмануть другого. И, что не менее важно, пытается обмануть самого себя, сохраняя свое место в пространстве ложных коммуникаций.

6. Главным самообманом является отказ признавать свою неминуемую смерть, которая наступает для любого из нас.

7. Осознанность и аутентичность (следование своей подлинности) позволяют нам прояснять паттерны, которые порождают ложь. Или - принимать то, что есть на самом деле, включая свою собственную будущую смерть. Тем самым - исцеляться, т.е. становиться более целостным - восстанавливать в своем сознании свою изначальную целостность.

8. Просветление - есть ни что иное, как процесс наполнения "светом" (или ясностью) своей разобщенной психики. Просветление является мгновенным (дзен / чань) в том смысле, что осознание целостной природы - это признание паттерна, это мгновенный процесс, который случается единожды в какой-то момент жизни. Просветление является "накоплением заслуг" (махаяна) в том смысле, что нахождение ключей доступа к своей целостной природе должно быть проведено для всех и любых контекстов жизни, в которых человек присутствует или может присутствовать. Поэтому способы просветления у каждого будут свои, но ведут они в конечном итоге к одному и тому же состоянию - к восстановлению изначальной целостности воплощенного в теле сознания.

9. По этой причине бессмысленно пытаться просветлять другого. По этой причине бессмысленно пытаться просветлять какую-то часть себя (напр. пытаться "бороться" со своим "механическим умом"). По этой причине единственным процессом просветления является прямой доступ к своей изначальной целостности и последовательное признание проявлений этой целостности в своей собственной жизни - с полным осознанием возможных последствий и принятием ответственности за них.
dragon

Леонард Коэн - "Гимн"

Leonard Cohen - Anthem: http://www.youtube.com/watch?v=BCS_MwkWzes
(поскольку я не нашел в Интернете хороших переводов, передающих смысл, то перевожу сам)

Птицы пели в начале дня. "Начни снова," - говорили они мне, - "Не держись за то, что уже ушло, или за то, что еще не наступило." Войны вновь вернутся. Святую голубку вновь поймают, продадут, купят, и снова продадут, и голубка никогда не будет свободной.

Звоните в колокола, которые еще могут звонить.
Забудьте о желании сделать свое подношение Богу совершенным.
Во всякой вещи есть разлом - и сквозь него внутрь проникает свет.

Мы просили знаков, и знаки были нам посланы: наше право рождения было предано, наша свадьба прошла зря. Посмотрите на вдовью позицию любого правительства - какие еще знаки нужны?

Я не могу больше следовать за непокорной толпой, пока убийцы на вершинах власти громко произносят свои молитвы. Но их молитвы уже вызвали грозовую тучу, и они еще услышат (мой гнев).

Звоните в колокола ...

Вы можете сложить все части, но не получите целого. Вы можете собрать людей на марш, но у вас не будет барабанов. Любое сердце придет к любви - но лишь как беглец.
dragon-thoughtful

С каким "будущим" мы работаем

К вопросу о том, что такое будущее, с которым работают всякий "инструменты работы с будущим" - форсайты, планирование, гадание и проч.

Научная картина мира, историческая наука, а также разные инструменты синхронизации социальных процессов (типа часов и календарей) создают у нас ощущение, что будущее, как и прошлое, существуют объективное. Немало тому способствовала эйнштейновская релятивистская механика, в которой время выступает одним из измерений наравне с тремя измерениями пространства. Соответственно, если мы можем перемещаться по пространству в обе стороны, то почему бы нам не "поехать" в будущее или в прошлое? И отсюда же идея о будущем, которое можно "предугадать" или "подсмотреть", словно оно уже есть объективно. При этом мы так же знаем о стреле времени и необратимости времени в сложных системах, мы догадываемся о том, что неспроста нет ни путешественников во времени, ни любых живых существ, освоивших свободное перемещение по этому измерению.

Однако, говоря о сложных системах, бессмысленно работать с физическими представлениями о времени. Гораздо адекватнее представления Анри Бергсона, что время порождается изнутри системы, и время необратимо. Иными словами, "есть только миг между прошлым и будущим", но на деле только этот миг и есть, а никакого прошлого и будущего нет, потому что они существуют только в памяти и представлениях. У Норберта Винера, "отца кибернетики", в самом начале Кибернетики есть разбор, как именно бергсоновское время действует в сложных системах. У меня об этом тоже была статья в свое время (и там я давал классификацию типов времени для разных систем): http://www.chronos.msu.ru/old/RREPORTS/sinergetika/luksha_rol_pamyati.pdf

Соответственно, что такое будущее. Если говорить простыми словами, в каждом индивидуальном и коллективном субъекте есть "отпечаток будущего" - своего рода программа действий, основанная на том, что субъект делает сам, и каких изменений среды он ожидает. Далее эта программа постоянно корректируется в отношениях со средой, но она постоянно есть, живая система знает свое будущее состояние как часть своего текущего состояния. В самом простом виде: вот растет росток дерева, у него есть программа роста. Потом весь его рост все равно будет происходить как взаимодействие этой программы с реальной средой (освещение, роза ветров и пр.)

Или по-другому: "будущее" сложных систем есть ожидаемая этими системами траектория движения. Исходя из этой траектории, они распределяют свои ресурсы (например, люди распределяют свою жизненную энергию по-разному в зависимости от предполагаемого стиля жизни, ожидаемых доходов, амбиций и проч.)

И именно поэтому "работа с будущим" происходит через работу с представлениями - с тем, что определяет распределение ресурсов. У системы нет (как правило) жесткой программы действий, у нее есть паттерн, который включает целевое состояние и маршруты его достижения. У людей этот паттерн содержится в их нервных системах, у организаций и сообществ - в людях и связывающей их культуре и коллективных артефактах.

(Типа как СССР планировал быть космической державой, поэтому (а) заметная часть ресурсов общества тратилась на космические технологии, (б) артефакты космоса постоянно присутствовали в повседневности (хотя бы в изображениях космонавтов), (в) благодаря культуре почти каждый малыш мечтал быть космонавтом. И потому почти никто не сомневался, что "на Марсе будут яблони цвести". Это и было их будущее на тот момент. А когда мы говорим об "украденном будущем" пост-СССР, мы говорим именно об этом - предыдущий вариант "будущего" дискредитирован, новый не инсталлирован. Как-то слабовато замещать "яблони на Марсе" на "московскую квартиру после выплаты ипотеки через 30 лет", пока "яблонями" будут заниматься совсем другие, у кого этот образ остался.)

Отсюда - будущее меняется в тот момент, когда меняются представления; будущее "укореняется" в тот момент, когда новые представления получают различную репрезентацию (напр. письменные планы, договора и проч.) и начинают влиять на распределение ресурсов. И именно поэтому "самый простой способ предугадать будущее - это сделать его".
dragon-attack

Компьютерные игры и насилие - все наоборот

Давно собирался написать вот о чем.

Есть такая популярная тема – что компьютерные игры обучают детей и подростков насилию. А также сцены насилия, показываемые по телевизору. И что надо поэтому компьютерные игры и программы с соответствующими сценами – запретить. (И тогда, само собой разумеется, мы получим страну, в которой насилия не будет, как это было на Руси в стародавние времена).

Так вот, все ровно наоборот. Компьютерные игры служат «регулятором снижения давления», их функция в том, чтобы предотвращать насилие, переводить его из реальной формы в символическую (игровую).

Есть довольно известные (но многим неизвестные) исследования о том, что в исторической перспективе начиная с Каменного века уровень насилия в обществе неуклонно снижается - вот выступление исследователя этой темы Стивена Пинкера на TED. Да, и «самый жестокий» 20 век, как ни странно, в мировом масштабе (в масштабе человеческой популяции) оказывается самым миролюбивым, несмотря на две мировых войны, революции и геноциды. Выясняется, что если строго, без эмоций и свойственных обывателю «интеллектуальных искажений» подойти к этому вопросу, то станет совершенно очевидно – мы живем в обществе, уровень насилия в котором снизился невероятно по сравнению с любыми другими историческими периодами. Как показывает другой исследователь этой темы, наш соотечественник Акоп Назаретян (независимо от Пинкера доказавший ту же зависимость), произошло это за счет виртуализации насилия - перевода актов насилия из сферы реальности в сферу воображения. Если в 19 веке взрослое население удовлетворяло свою потребность в кровожадных зрелищах за счет, скажем, просмотра публичных казней, а молодежь обычно дралась «стенка на стенку», то в начале 21 века взрослые смотрят программы новостей и фильмы ужасов, а молодые играют в шутеры. Способом «канализации» межпопуляционного насилия становятся спорт (привет, Олимпийские игры!), музыка, межкорпоративная и политическая борьба. Иными словами, вместо того, чтобы нападать друг на друга, развитые общества вырабатывают специальные протоколы сосуществования, чтобы присущая нашему виду природная агрессия находила конструктивные способы выражения, не мешала нашему сосуществованию.

И в этом смысле компьютерные игры – один из очень важных каналов перевода насилия из реального в виртуальное выражение. Особенно у подростков, уровень агрессии у которых (природно) наиболее высок. Чем больше подросток занят игрой, скажем, в борьбу с инопланетными захватчиками, тем меньше шансов, что он пойдет на улицу и даст по голове случайному прохожему или соседу дяде Вове. (Есть, конечно, и обратная сторона, поскольку «правильно упакованная агрессия» превращается в творческую энергию, и тот же самый подросток мог бы, например, сделать бизнес по продаже детских журналов – но «перепаковка» в конструктив это уже совсем отдельная история, и на одного перепакованного все равно будет десять, которые перепаковываться не хотят, а заняться чем-то надо). Я говорю о статистической зависимости, о социальном механизме регуляции. Да, отдельные подростки, совершавшие акты насилия, утверждали, что научились лучше понимать, куда стрелять, через шутеры. Но не было бы шутеров – они бы учились по книжкам или на кошках. Принцип остается –а отдельные кейсы ничего не доказывают, потому что в многомиллиардной популяции можно найти любые виды отклонений.

Поэтому. Когда в следующий раз будут выступать «эксперты по детской психологии», разъясняющие вред компьютерных игр, или будут готовиться проекты законов для Государственной думы, требующие запретить эти самые игры - имейте в виду, что люди, поддерживающие эти инициативы, похожи на людей, которые считают, что если истребить в городе всех черных кошек, то все горожане сразу станут очень удачливы.
dragon

К вопросу о противопоставлении эволюции сознания и технологий

Дорогие мои просветленные друзья, которые любят противопоставлять "хорошую" природу и "плохие" технологии - необходимо разъяснить несколько базовых вещей рабоче-крестьянским языком.

Первое - вы должны понимать, что без развития технологий вы не только бы не выжили в этом мире, вы даже бы не появились на свет. Земля в естественных условиях может принять примерно одну десятитысячную долю той человеческой популяции, которая живет на ней сейчас. Есть известные графики о соотнесении размеров / массы тела, необходимой площади для прокорма и размера популяции. Людей примерно в 30-40 тысяч раз больше, чем было бы, если бы мы "вернулись к природе". И от природы мы системно и последовательно отходили в течение последних 10-15 тысяч лет. Если зовете вернуться к естеству - будьте готовы, что вы, ваши родственники и ваши друзья должны оказаться в числе тех 34999 человек, которым предстоит исчезнуть, чтобы один выжил.

Более того - о каком естестве вы вообще говорите? В вашей привычной среде обитания давно нет ничего естественного. Даже если вы будете жить в землянке и питаться с собственного огорода. Одежда, которую вы носите, даже если она сделана из самых природных материалов. Еда, которую вы едите. В природе нет ни льна, ни помидора, ни гречки, ни яблок - их природные собратья вас не накормят и не оденут, а эти растения не смогут вырасти без большого количества аграрных технологий. Индия перестала голодать только потому, что реализовала программу "зеленой революции". И проч.

Второе - нет ничего плохого в использовании технологии самой по себе. Технология нейтральна к духовным установкам. Условно, Далай-Лама летает самолетом и не сильно по этому поводу переживает. Более того, значительная часть технологий создается именно для того, чтобы человеческую жизнь изменить, в том числе, чтобы создать людям предпосылки для массового духовного развития. В голодающих странах люди кушают друг друга (или, как минимум, убивают за еду), а в сытых имеют возможность практиковать йогу и думать о новых системах образования.

Скажу более того - отстранение "духовно продвинутых" от вопросов технологического развития отдает развитие технологий в руки "духовно отсталых". Именно в ситуации, когда этический вектор исчезает из инженерного процесса, сон разума рождает чудовищ, появляются супер-штаммы сибирской язвы и газ Циклон-Б.

Третье - надо понять, что технологии не есть нечто отстраненное, это и есть мы сами: использование законов природы, познанных человеком, для создания новых причинно-следственных связей. Условно - как самолет или телефон, а до них колодец или варка пищи. Это наше массовое сознание, вынесенное наружу. Это зеркало, на которое нечего пенять. Проблема современного человека только в одном - в том, что называется "футурошоком", когда слишком много изменений в сознании и в практике происходят слишком быстро. Тогда можно с этими изменениями не соглашаться и от них отстраняться, потому что вы с ними не выросли, вы помните мир, в котором этих вещей еще не было ("и ничего, жили"). Но не надо думать, что ваша негибкость ума и есть реакция естественного на искусственное.

Четвертое - природа технологии постоянно порождает и оестествляет. Кожный отросток превращается в перепонку, перепонка в крыло, из динозавра получается птица, овладевшая технологией полета. Вне всякого сомнения, феномен под названием "промышленная цивилизация" по своей природе настолько неустойчив, что только нахождение нового баланса "человек-природа" - или оестествление практик индустриальной цивилизации - позволит семи миллиардам человеческих существ (а с ними - и разным другим существам) существовать на этой прекрасной планете, либо превратиться в другие формы .

Путь к прекращению страданий и благу всех живых существ лежит в комбинации практик сознания, тела и "второй природы" (называемой материальной культурой) во взаимодействии с первой или естественной природой. Только так. Оппозиции являются ложными, а те, кто их продвигает - ложными пастырями. Те, кто уповает на "естественный" и "духовный" путь, столь же недальновидны, как и те, кто верит, что нас спасет технологический рай.
dragon

Анархия это панархия

Отсутствие центральной власти возможно только при ответственности каждого за свою жизнь и за общее пространство
Анархия становится неудобной или даже вредной, когда ее используют безответственные (и часто еще вооруженные) люди. Понятно, что по пути к формированию анархии нужно научиться признавать других, разделять пространство, удерживать общее пространство деятельности - то есть обеспечивать доверие в отсутствие угрозы насилия.
В этом смысле демократия - это зрелая, но совсем не окончательная форма общественного управления, и чем дальше, тем больше будет превращаться в прямую демократию с использованием технологических решений, чтобы в итоге стать властью всех
dragon-attack

На смерть будущего

Я работаю в сфере стратегирования и форсайтов. Или по-другому можно сказать так: будущее – моя профессия. И поэтому я очень серьезно отношусь к некоторым знакам.

Недели три назад я гулял после только что закончившегося семинара по Красной площади. Был прекрасный субботний вечер, теплынь, ночь музеев, гуляющие пары – казалось бы, что могло быть более приятным и спокойным зрелищем. Но в воздухе было разлито какое-то ощущение – словно раздастся сигнал, и все эти гуляющие бросятся врассыпную, а кто-то потянет из-за пояса пистолет. Всего за два дня до того разогнали «абай», по переулкам гулял напряженный ОМОН, и напряжение было не случайным. Но это было не следствие прошлого насилия – это было предчувствие чего-то грядущего. Сначала большая тень – потом падает большой предмет.

Вчерашнее решение Госдумы по закону о митингах – это, конечно, симптом. Но симптом, свидетельствующий, что точка невозврата по возможности построить новый контракт между обществом и государственной властью, пройдена. Возможность сосредоточиться и построить инновационную экономику, экономику знаний в ближайшее десятилетие – пройдена. И пройдена, к сожалению, в пользу той ветки, которая влечет за собой радикализацию протеста и, в конечном итоге, хаос и распад.

К сожалению, нынешнее поколение «правителей» не училось даже в Высшей партийной школе и не умеет системно думать о будущем. Максимум - в формате коротких сделок "купи-продай" или гебешных "спецопераций". Поэтому они оказались неспособны опознать признаки угрозы, с которой столкнулись. В их представлении, социальный протест людей на Болотной и на Сахарова – это усилия системной оппозиции, работающей на европейские и американские гранты. Но все эти Ильи Яшины и даже Алексеи Навальные – это лишь группа людей, оказавшихся в определенном месте в удобное время, примерно как «случайный Мессия» из монтипайтоновской «Жизни Брайена». У оппозиции, которая выходит на улицы или пишет в блогах, нет лидеров и нет лица. Но она – та самая «канарейка в шахте», чувствующая настроения общества.

А настроения очень простые: путинский режим не выполнил свои обязательства по обеспечению безопасности. Коррупция разъела власть, и человек с правильными связями почти наверняка останется безнаказанным. А человек без связей, пусть даже с деньгами, будет бесправным и беззащитным. Люди знали это, но до какого-то момента вытесняли – кажется, что можно создать локальные островки безопасности и убеждать друг друга, что «у нас-то все в порядке». Но каждый знает: могут убить или покалечить, и никто не поможет, могут зарезать на операционном столе, и никто не осудит, могут сбить твоего ребенка на перекрестке, и не будет никакого наказания. Разрушена система праворегулирования, судебная система обслуживает несправедливость. Разрушено – давно, а теперь окончательно – пространство доверия и даже сама возможность выстроить такое пространство. А за недоверием – озлобление. За озлоблением – война. А воевать будут совсем другие пацаны, и совсем уже по другим рабоче-крестьянским причинам.

Мне очень печально, что моя собственная работа по «конструированию будущего» в России поставлена под большой вопрос. Ближайшие десять лет будут годами социальной деградации, потерянным десятилетием. Обсуждать стратегии развития можно, но уже на «послевоенный период», на что-то, что придет за тем, что придет за смутой. Потому что когда-нибудь гражданская война заканчивается, и надо восстанавливать все, что уничтожено. Жаль только, что времени и людей уже не вернуть.

Отсюда – моя личная стратегия отныне – только собирание живых. Людей, понимающих про себя и свои намерения, желающих что-то сделать. Потому что люди – это главное, будущее собирается из людей, а не из технологий или государственных постановлений. Собирание под идеи и цели, которые превосходят по сроку жизни тех, кто графит нам настоящее. Я и раньше делал это, но теперь нет смысла заниматься ничем иным.
dragon-thoughtful

Почему я занимаюсь вопросами будущего

Пару лет назад я читал курс по стратегии для одной из российских бизнес-школ. Ко мне подошел слушатель и спросил: скажите, а какой метод разработки стратегии самый правильный? Как создать такой план, который наиболее реализуем, наиболее точно предугадает то, что будет происходить? Я ему ответил примерно так: метод можно использовать любой, потому что все равно реалистичных планов не бывает. Построить сколь либо правдивую картинку будущего попросту невозможно. Но это dirty little secret теоретиков стратегического менеджмента - потому что все, от членов совета директоров до цеховых рабочих, должны быть убеждены, что есть правильный работающий план. Смысл построения всяких пятилетних планов и прогнозов - в самом процессе стратегирования, в процессе, в ходе которого люди обмениваются своими представлениями о настоящем и будущем, согласовывают свои приоритеты действия. В итоге этого обмена возникает единый словарь, единые практики, единый ритм действия.

Некоторые, может быть, знают байку, которую я прочитал у К.Вейка. Во время одной из европейских войн группа венгерских солдат потеряла дорогу в Альпах. Шел сильный снег, было очень холодно, и становилось ясно, что группа неминуемо погибнет. И тут молодой лейтенант, предводитель группы, обнаружил у себя в кармане карту. Он разложил ее, определил местоположение группы, направление движения и уверенно вывел своих солдат к людям. И только после этого выяснилось, что карта была не Альпийских гор, а Пиренейских.

То же самое - движение по карте, никак не соответствующей местности - происходит в процессе любого планирования. Но давайте сделаем шаг и посмотрим на эту историю чуть внимательнее. Мы видим, что карта, во-первых, хоть и в малой степени, но соответствовала реальности - это была карта гор, при том гор европейских. Это важно потому, что Европа достаточно плотно заселена, и обходя гору что в Пиренеях, что в Альпах, есть шанс наткнуться на жилье. Карта создала возможность лидеру почувствовать себя увереннее и принять решение. Карта сплотила группу, придала ей сил, дала ей надежду на скорый исход. Тем самым, карта, не соответствующая территории, но притворившаяся правдивой, дала возможность согласованного действия - а больше ничего и не было нужно.

Но далее: насколько все-таки ложны "дорожные карты будущего"? Я думаю об одном ярком примере - полупроводниковая отрасль в США. Эта отрасль - сотни и тысячи независимых сравнительно небольших фирм. В подобных условиях отрасли удалось, во-первых, выработать (без участия правительства, самостоятельными переговорами и согласованиями) саморегулируемый набор технологических стандартов, а во-вторых, создать "дорожную карту" развития отрасли, которой придерживаются все основные игроки. Это создает возможность действия для каждого из участников рынка, для поставщиков, для потребителей - будущее, которое придумано, но методично воплощается, потому что все удобнее и понятнее, когда оно воплощается. И рядом лежащий пример из той же Кремниевой долины - когда я слушал подкаст с выступлением создателя ведущей фирмы по производству медиапроцессоров NVidia, там прозвучало, что первую видеокарту компания создавала под еще не существовавшие в продаже процессоры и под еще отсутствующий софт - а когда эти процессоры и софт появились, то NVidia сразу стала лидером неожиданно возникшего рынка. "Образы будущего" превращаются в "карты будущего", а картам будущего следуют, потому что это лучший ориентир в сложной неопределенной среде.

Поскольку мы видим, что будущее становится возрастающе неопределенным, возникает все больший спрос на "картографию будущего". Эта картография - ответ на прикладные вопросы: "какие из инициатив / проектов будут иметь больше шансов выжить? какие рынки и бизнес-возможности появятся? какие неожиданные проекты могут получить успех?" Это "картография" не пассивная (фиксация чего-то, что будет в любом случае), это картография активная, больше похожа на коллективный архитектурный проект. Поскольку всегда есть агенты формирования будущего, те, кто принимает решение вложиться в возможность. За счет таких людей фантазийное будущее (не имеющее никакого основания в настоящем, как карта Пиренеев для Альп) становится реальностью.

Одновременно такая картография - это большое удовольствие. Всем нравится научная фантастика, от Верна до Брина, а технический прогресс продолжает давать возможности для смелых предсказаний. Будущее можно лепить или раскрашивать, в будущее можно играть, - более того, игра дает все больше возможностей для сложных предсказаний, и игровые "прогнозы" оказываются исторически более точными, чем многоэтапные экспертные оценки. (Это, кстати, к вопросу о том, существуют ли "правильные" методы создания прогнозов, в частности, "правильные" методы построения форсайтов - от того, что оценка будет взвешена на мнение 30 экспертов, она не станет более "правдивой", только более увесистой в глазах настоящего).

Возвращая мысль к началу, карты будущего, форсайты и прочие способы разметить несуществующую пока еще реальность - это выстрел в "молоко". Большая часть прогнозов не сбудется (точнее, как говорят в одной из крупнейших российских бизнес-групп про процесс свой планирования верхнего уровня, "все будет не тогда и не так"). Но процесс создания этих прогнозов объединит людей, выявит схожие ценности, создаст пространство для совместного творчества - и на этой волне будут рождены и воплотятся интересные проекты, завяжутся интересные партнерства и дружбы. Собственно, это и есть единственный способ, которым будущее проявляет себя в настоящем.