Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

dragon-superior

Свидетельствование

До Лаборатории АД я весьма поверхностно понимал, что такое "свидетель". Есть в практике аутентичного движения такая странная история - что в "процесс" (т.е. движение) надо ходить вместе со свидетелем, с человеком, который будет наблюдать весь процесс со стороны и потом при необходимости давать обратную связь. Это выглядит так - в центре зала люди движутся с закрытыми глазами, подчиняясь внутренним импульсам тела, а по периферии стоят наблюдатели и следят каждый за человеком из своей пары.

То есть, понятна польза свидетеля при выходе из процесса - там происходит обсуждение того, что происходило в движении, движущийся говорит, а свидетель может что-то рассказать о своих наблюдениях со стороны, и происходит "интеграция" собственных (большей частью кинестетических) ощущений с их словесными описаниями (не только называние переживаний, но и образы, и метафоры - повторное перепроживание и одновременно переформатирование опыта).

Но что происходит в процессе? Пока один человек движется с закрытыми глазами - а другой внимательно за ним следит? Как связан процесс движения и процесс свидетельствования? До Лаборатории я полагал, что задача свидетеля - обеспечивать безопасность пространства (вроде того, чтобы тот, который движется, не разбил голову об угол стола и не выпрыгнул в окно). Но здесь нет ничего особенного - свидетель и движущийся потом меняются местами, происходит такой взаимообмен любезностями you scratch my back, I'll scratch yours.

На Лаборатории у меня было два странных наблюдения. Первое. Иногда процесс свидетельствования требует больших внутренних усилий - свидетель начинает сопереживать движущемуся, со-чувствовать его ощущения, в т.ч. чужое страдание. В этом случае свидетель может "попросить поддержки", широко раскинув руки, и тогда все свидетели раскидывают руки, образуя "круг внимания". И всегда - всегда! - когда это происходило, в ту же секунду один из движущихся в центре комнаты останавливался и широко раскидывал руки. Движущийся не мог видеть - его глаза были закрыты - но словно видел - и реагировал. Второе. У меня был опыт, когда я делал "разделенное" свидетельствование - наблюдал за своим движущимся и "делил внимание" еще с одним движущимся. И вдруг обнаружилось, что те двое, за кем я наблюдаю, постоянно взаимодействуют друг с другом - и даже в те короткие периоды, когда они не пересекались, они регулярно в разных частях зала делали схожие синхронные движения. Фоново я следил и за другими участниками - никто больше так не был связан между собой, но эти двое были объединены, и я чувствовал (мне казалось), что их связь проходит через меня, благодаря тому, что я наблюдаю за тем и за другим. Это только два из множества примеров синхронности, постоянно возникавших в общем пространстве - может, даже не самые яркие, но зато для меня прояснявшие что-то о свидетеле. У других участников Лаборатории был опыт, который я не разделил - они попробовали двигаться, зная, что за ними "наблюдают" дистанционно, что совсем в другом месте в этот момент есть группа, которая настроена на них, думает о них, представляет их - и вдруг выяснилось, что это переживание очень энергетически насыщенное, очень мощное.

Я вижу здесь две "архетипичных" истории. Я эти истории увидел очень отчетливо - и понял, что свидетель это много, много больше, чем просто "ситтер", создающий безопасность пространства.

Одна - из детства. История, которую я вижу и в своем собственном ребенке, и в чужих детях. Когда есть ребенок, и есть наблюдающие за ним родители (мама, папа), и внимание родителей словно бы "ведет" ребенка, создает ему безопасное пространство, условия для движения и исследования мира (само внимание и создает пространство ребенку) - а если внимание уплывает, то ребенок может попасть в какую-то ситуацию, причинить себе какой-то вред. Или - из того же детства - очень отчетливое понимание самими детьми этого "фокуса внимания", их стремление находиться в этом фокусе, чтобы глядели, слушали, по необходимости трогали. (Я уже довольно давно даже думал, что сохранение этого "фокуса внимания" для них является условием выживания - выживают и дорастают до взрослого возраста лишь те, кто может к себе обеспечить достаточность внимания - сознательного или бессознательного). (А потом эта история продолжается и во взрослых - двое влюбленных "свидетельствуют" друг другу, и из этого свидетельствования опять рождается жизнь...)

Вторая - история про Бога (или Нечто - какую-то энергию, что-то космическое) - что-то, что проявляет себя там и сям не в действиях, а в наблюдении за ними. То есть, гораздо чаще "нечто" проявляется в действии (кстати, та же Лаборатория принесла мне опыт общения с "нечто"-Шэнь) - но иногда вдруг приходит просто "посмотреть", и в человеке его можно увидеть только в глазах, когда оттуда глядит что-то такое, что и не человек вовсе (не обязательно враждебное, хотя и такое тоже можно увидеть). То есть, это как переживание - "я Перчатка Бога", - но не "Перчатка", а просто - Глаза, Уши и так далее. Я просто отдаю свое тело, свои ощущения, все что вокруг, тому самому Нечто, и Оно смотрит и, если угодно, наслаждается. С этой точки зрения все отдельные свидетели (наблюдатели) оказываются просто проявлениями Свидетеля, просто его разными чувственными органами.

[В этом и есть главный теологический парадокс - люди, собравшись все вместе, из своих непрерывных наблюдений друг за другом сооружают своего Бога - их непрерывное внимание друг к другу - и, естественно, непрерывное действие - и разрыв между первым и вторым - и создает человеческий мир. Но одновременно - они просто проявления Внимания, которое было и до них, Внимания, которое просто есть.]

Так вот, возвращаясь к сути. У всякого дела и действия есть свидетель. Без этой пары само действие как бы отсутствует - как тот звук упавшего в лесу дерева, который никто не слышит. Так кто создает действие и историю о нем?
dragon-happy

What goes on: образовательные проекты

Несложно заметить, что этот журнал деперсонализирован - в нем как бы нет выпуклой личности, человека, есть только рафинад мыслей. Надо это, конечно, немного исправлять - вносить в тексты себя и рассказывать о происходящем. Забавно, что когда люди знакомятся сперва с журналом, потом со мной - как правило, первая реакция удивление. Некоторых удивляет, что мне чуть больше тридцати. Других удивляет, что я вполне живой, общительный, веселый и достаточно легкий. И напротив - те, кто знает меня лично, наверное, часто удивляются тому, что я пишу - для них мои тексты слишком мрачны, слишком "зубодробительны" и тяжеловесны. А меня в ЖЖ держит, видимо, как раз этот "разрыв". Ну да не суть.

Последние два дня я провел на педагогической конференции - точнее, на конференции, проводившейся рядом с мероприятием под названием "финал конкурса Юность-Наука-Культура". Этот крупнейший конкурс для школьников, занимающихся научными исследованиями и творчеством, существует уже более 20 лет. Организуют его совершенно потрясающие люди - Малая академия наук "Интеллект будущего", во главе которой стоят Лев и Татьяна Ляшко. Малая академия - это такое негосударственное сетевое объединение творческих педагогов, сеть примерно из 30 тысяч человек (!) в 70 регионах страны. Создана практически без какой-либо поддержки методичной работой на протяжении двадцати лет. Можно представить: педагоги в селах и малых городах с весьма ограниченным кругом общения - и вдруг появляется шанс включиться в такую сеть, общаться, ездить на семинары и конференции - для каждого, кто хоть сколько-то "горит", это самая благая возможность.

Так вот - на этой конференции было опробовано несколько тем, которые очень Collapse )
dragon

Еще один шаг

Так странно: последние дни перед сном я много гуляю. Иду по той улице, что идет от Марбл Арч на север к Пэддингтону, прохожу мимо ливанских ресторанчиков, за столами снаружи сидят люди, прямо как в Шанхае, я в Шанхае, прохожу мимо забегаловок, где люди национальности хуй готовят лапшу, надев на голову смешные шапки, и я уже в Ширазе, теплый вечер, странные тени, двухэтажные дома, это Лхаса - и навстречу движется колыхание толпы, переключение на Крит, какие-то рыбаки за стаканчиком рецины, я иду по переулкам Ретимно, и это уже Керкира - или Венеция, а от Венеции в Удине или Таррагону, а оттуда в португальскую Эвору или кварталы Лиссабона, а оттуда веет Голландией, а оттуда пробивается что-то французское, мелькает мимо Дефанса Токио, и где-то под ними живут витрины и закоулки Москвы, питерские дворы-колодцы, колодезные срубы на пути в Ростов, малоросское раздолье или щиплющий воздух Закарпатья, все мешается, все изменяется, все там, я засыпаю...
Снится. Сегодня снилось сперва кино, где тайный агент попадал в Москву с единственной целью "убить гада", но потом видел в "гаде" человека и не мог нажать на курок, а его самого распарывал другой гад, а потом он стрелял в этого другог, они вдвоем умирали в лифте, и все это было по-синситевски черно-белое, а первый "гад" ехал по городу, весь окровавленный, но живой, а снаружи был весенний и умытый южнороссийский город, и там женщины продавали арбузы, а мужчины жарили шашлыки...
И еще было другое, где был Тибет, и монахи, и зачем-то мне рассказывался в подробностях смысл и тайное значение моего путешествия, и то знание, которое я мог извлечь, но, проснувшись, я помнил только пилу Гималаев у горизонта и пустыню вокруг меня.
И еще было странное путешествие через Москву, которая оборачивалась по очереди другими городами, и какие-то странные люди смешно собеседовали меня на работу, а другие вели меня в свои жилища, и где-то умер человек, бывший синей маской с конским хвостом, но мы не могли его похоронить, потому как некому было прочитать ему Книгу Мертвых, и душа его могла не найти себе нового перерождения...
И проснувшись, вокруг меня организовывался странный день, все непрерывно изменяется, складывается переезд, потом будет Лондон, потом Стокгольм, потом Париж, потом Киев, потом не знаю, но жизнь несется, рушится, транслируется, трансформируется, трансфукирует, слишком быстро иногда, и я закрываю глаза, я иду побродить, я просто выхожу на эту улицу, где ливанские ресторанчики, и иду по ней в сторону Пэддингтона, и иду, иду, и когда все начинает меняться, я просто вздыхаю и делаю

ЕЩЕ ОДИН ШАГ
dragon

НТ_19: В чертогах богов

Глава 19. В чертогах богов
Так, наверное, чувствует себя соринка, попавшая в чашку с молоком. Одинокая и черненькая, болтается она посередь бескрайней белизны, затерявшаяся, не понимающая даже, крутится ли мир вокруг или стоит спокойно – поскольку никаких форм, никаких изменений, никаких малейших токов в этой белой бездне не возникает.
Так чувствовал себя Колунов – стоящий ни на чем, видящий кругом себя ничто, где единственной своей точкой опоры и системой отсчета был он сам. Вот уж вправду не ошибся его давишний знакомец – человек был мерой всех вещей сейчас, и имя этому человеку было – Данила Васильевич, и единственной вещью в мире этого человека был он сам. Время здесь измерялось сердцебиением и дыханием, пространства же было – сколько в учителе роста, да насколько широко он может руки раскинуть. Невелико было колуновское пространство, но далее мир переставал существовать вообще.
В молоке этом можно было бы кружиться и таять. Collapse )

Предыдущие выпуски: глава 1, глава 2, глава 3, глава 4, глава 5, глава 6, глава 7, глава 8, глава 9, глава 10, глава 11, глава 12, глава 13, глава 14, глава 15, глава 16, глава 17, глава 18

Следующая глава