Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

dragon-happy

What goes on: образовательные проекты

Несложно заметить, что этот журнал деперсонализирован - в нем как бы нет выпуклой личности, человека, есть только рафинад мыслей. Надо это, конечно, немного исправлять - вносить в тексты себя и рассказывать о происходящем. Забавно, что когда люди знакомятся сперва с журналом, потом со мной - как правило, первая реакция удивление. Некоторых удивляет, что мне чуть больше тридцати. Других удивляет, что я вполне живой, общительный, веселый и достаточно легкий. И напротив - те, кто знает меня лично, наверное, часто удивляются тому, что я пишу - для них мои тексты слишком мрачны, слишком "зубодробительны" и тяжеловесны. А меня в ЖЖ держит, видимо, как раз этот "разрыв". Ну да не суть.

Последние два дня я провел на педагогической конференции - точнее, на конференции, проводившейся рядом с мероприятием под названием "финал конкурса Юность-Наука-Культура". Этот крупнейший конкурс для школьников, занимающихся научными исследованиями и творчеством, существует уже более 20 лет. Организуют его совершенно потрясающие люди - Малая академия наук "Интеллект будущего", во главе которой стоят Лев и Татьяна Ляшко. Малая академия - это такое негосударственное сетевое объединение творческих педагогов, сеть примерно из 30 тысяч человек (!) в 70 регионах страны. Создана практически без какой-либо поддержки методичной работой на протяжении двадцати лет. Можно представить: педагоги в селах и малых городах с весьма ограниченным кругом общения - и вдруг появляется шанс включиться в такую сеть, общаться, ездить на семинары и конференции - для каждого, кто хоть сколько-то "горит", это самая благая возможность.

Так вот - на этой конференции было опробовано несколько тем, которые очень Collapse )
dragon

Годфри Реджио о трилогии "Кацци"

..."Кайанискацци" - это фильм не про хоппи. На меня произвели сильное впечатление мысли некоторых представителей индейцев хоппи, пожилых людей, называющихся шаманами, с которыми я имел возможность общаться.
Все, что для белых кажется нормальным, им кажется не нормальным, все, что для нас само собой разумеется, для них - безумие. И мне нравится такая точка зрения, потому что именно таким я представляю себе мир. Как можно оставаться в своем уме, если ты живешь в таком сумасшедшем мире. Чтобы оставаться душевно здоровым, следует приспособиться к безумию. В академической среде судят о туземцах с точки зрения интеллектуальных конструкций. Я хотел перевернуть эти суждения с головы на ноги. А еще я хотел найти название, которое будет нельзя расшифровать. Я хотел добавить всемирному языку еще одно слово.
Есть такая пословица, что изображение стоит тысячи слов. Я хотел создать тысячу изображений, которые формировали бы собой одно слово. Я не использовал слова в своем фильме не из-за нелюбви к языку. Просто мне кажется, что слово в наше время занимает униженное положение. Мне кажется, что изображение - единственный язык, который может существовать в современном мире. Мне хотелось показать, что представляет собой современный мир, сделать фильм без слов, который будет воплощать силу одного слова - не расшифровывающегося слова "Кайанискацци".

...В девятнадцатом столетии существовало тридцать тысяч языков и основных диалектов, сейчас осталось всего четыре тысячи. Мир становится все более гомогенным, весь мир гомогенизируется на основе техники. Вместе с тем уходит культура, исчезают языки. В наши дни мировым языком становится английский язык. Он необходим для бизнеса, науки, коммерции. Для меня это трагедия. Человек, который теряет свой язык, теряет возможность называть своими именами тот мир, который его окружает. На меня сильно повлияла книга бразильского революционера Паоло Фреди "Педагогика угнетенных". Он считал, что для людей грамотность имеет первостепенное значение. Для него грамотность означала владение своим языком, поэтому он стал врагом номер один в своей стране. Его изгнали. А он призывал людей отстаивать права своего языка, отстаивать право называть мир на своем языке. Такая возможность дает человеку силу, ведь назвать что-то - это значит создать что-то.
Я не хотел употреблять естественный язык легкомысленно, мне казалось, что если одно слово может иметь свою метафизику, свою философию и свою духовность, то это нечто гораздо большее, чем просто английский язык. "Кайанискацци" - как раз такое слово. Язык хоппи более изощренный, чем наш. Мне интересна мудрость тех языков, у которых нет письменности.

...Каким будет второй фильм, я не представлял себе, пока не побывал на Берлинском кинофестивале с фильмом "Кайанискацци". Стоя перед Берлинской стеной, я вдруг подумал, что противоречия существуют не между Востоком и Западом, это все не серьезно. В то время мне казалось, что капитализм и коммунизм стремятся к одной и той же цели хоть и различными способами. Первый - мудростью пролетариата, второй - алчностью капитализма, но идут они к индустриализированному, технологичному, современному миру. Конфликт Востока и Запада казался мне надуманным. Настоящий конфликт - между Севером и Югом, между гипер-индустриализированным Севером и примитивными культурами Юга.

..."Наккойкацци" рассказывает обо всем мире в целом. О мире, который достиг единства благодаря технической гомогенизации. Тема фильма - война. Слово "наккой" означает война, "кацци" означает жизнь. Когда хоппи говорят о войне, они не имеют в виду войну на поле брани, это всего лишь маленькая война, хотя и она ужасна. Настоящая война - это цена, которую мы платим за культурное, техническое счастье. Это повседневная агрессия против самой жизни. Я понимаю это слово, как цивилизованное насилие.


http://www.otkakva.ru/interview/reggio/
dragon

Вторжение плана девять

Был когда-то текст про две страны, в которых мы жили. Тут интересно не столько конкретное содержание, сколько идея о том, что существуют две параллельные реальности - в одной из них "все плохо", в другой "все хорошо", - которые в какой-то момент совмещаются, и у тех, у кого "все хорошо", стремительно наступает "все плохо".

Это, наверное, относится не только к периоду распада СССР. Точно таким же образом это относится и к потрясениям начала 20 века - к 1-й мировой, к Гражданской и проч. Живут люди в далекой деревне, все у них хорошо, а потом приходят другие люди с револьверами и пулеметами. Почему, зачем, кому на месте не сидится, кому нужно испортить жизнь другим из-за собственных страхов или неуемной жадности?

Сейчас у меня такое же ощущение, такое предвкушение. Я явно живу в другой стране, чем г-н Путин сотоварищи - даже несмотря на наличие некоторого числа общих знакомых (то есть, людей, готовых зафиксировать, что мы сосуществуем в одном хронотопе). Наши реальности не пересекаются - и не только потому, что я тут, а Путин сотоварищи "вон где". Ты часть большого мира - и в голову не придет рассуждать о том, что "Россия в кольце", что "всюду черные", что "заговор закулисы"... Но ведь есть и страна, где все это так. И такое ощущение, что в эту самую страну нас всех сейчас погружают. "Энергетическая империя". "Территориальная целостность". "Не потерпим возле самых границ".

Вы мне скажите - понимал ли солдат в Первой мировой, за что он воюет? Простой французский, прусский, а тем паче, русский крестьянин? Все то, за что людям стоило когда-то воевать - безопасность женщин и детей, кровная месть за убитых братьев, защита своих полей или охотничьих угодий - все это теряет всякий смысл в Левиафане национальных государств. За нацию воевать? - но нация это конструкт, ее кроили и перекроили в той же Европе десятки и более раз.

И теперь опять хотят заставить воевать. Или враждовать. Убедить, что я должен ненавидеть грузина (поляка, американца), а грузин (поляк, американец) - меня. ("Они" вообще делают это рефлекторно - в США точно так же создают мусульманскую угрозу или, по привычке, советскую) Меня хотят сплотить с теми, кто вокруг, против "врагов". А мне не нужно это сплочение. Не нужна эта ненависть. Она вообще никому не нужна, кроме тех, кто хочет упаковать нас в брикет, потому что так удобнее "править".

Эта "их" реальность погано пахнет.

2012 год еще так далеко...
dragon

Подготовка с метлой



Знаете - видели, наверное, когда-то - как в разных китайских фильмах ученик приходит в монастырь, чтобы выучиться разным опасным приемам драки, а его вместо этого года на два отправляют мыть рис и мести полы. Ну и, как положено, все вокруг занимаются, а он ходит с веничком и совочком. В детстве я, помнится, всегда удивлялся нелепости этого указания - странно, человек же, вроде, не за тем пришел (да и зачем это в фильме показывать, драки давай).

Сейчас я думаю, что эта практика чрезвычайно мудра - не универсальна, но мудра. Первое, чему она учит - смирение собственной гордыни, подготовка к ученичеству. Надменный ученик будет встречать все в штыки - а так система шлифует его мало-помалу, и, пройдя через годы работы с метлой, он вполне готов слушать и воспринимать. Второе - неявное обучение. У того, кто день за днем ходит мимо занимающихся, исподволь уже идет обучение - он видит движения, он видит указания, он видит ошибки, а когда ему дают право заниматься, он уже готов делать все то, что видел ранее, и обучение идет гораздо быстрее. Третье - внутренний commitment. Если ты два года мел пыль ради того, чтобы начать изучать искусство боя, ты не развернешься после первого урока и не скажешь "это не мое".

Современный ученик желает сразу готового продукта - желательно, чтобы быстро, и чтобы глотать, не разжевывая. И часто именно пропущенная подготовка к обучению не позволяет сделать следующий шаг - когда привыкаешь получать любую пищу в виде пюре, забываешь, что иногда надо и работать челюстями.
dragon

You are where you live



Я встретил его около двери в подъезд. Это было очень неожиданно - за год проживания в этом доме подобных встреч у меня не было. А тут - на волне моей мысли - вдруг реализовалось живое ее воплощение, настоящая иллюстрация.

Здоровенный детина, метр девяносто, качаясь, пытался набрать код от входной двери. Я подошел, быстро набрал нужную комбинацию. Он зашел следом - уверенно и агрессивно, несмотря немало (чувствуется) выпитое. Открылся лифт. Мы зашли. Он без церемоний тыкнул кнопку этажа (впрочем, ниже нужного мне), поехали. Покачивается, ощупывает мутным взглядом.

Выговаривает: "Какзвут?" Называюсь. Спрашиваю в ответ его имя. Отвечает. Улыбаюсь. "Че лыбишься-та?" - щурится. Ничего, отвечаю спокойно. "То-то же." - злобно так. - "Ты, наверное, еврей?" Нет, говорю, не еврей. "Точно? А то не дай тебе Бог!" - заявляет. Почему, интересуюсь. Не отвечает.

Лифт останавливается на его этаже - тринадцатом, надо отметить. "Выходи, земеля!", - говорит он мне. Твой этаж - ответствую - ты и выходи. Выкатывается, поворачивается, водит в воздухе пальцем: "Смотри у меня! Не дай Бог!" (не дай Бог, станешь евреем?) Нажимаю нужную мне кнопку, уезжаю.

*

А мысль, крутившаяся до подъезда, была такая. Двадцатый век, все эти безумные концлагеря - Освенцим, Лубянка, Гуантанамо Бэй. Многоступенчатый бред, развертывающееся насилие, в котором можно обвинить - обстоятельства, систему (или Систему), Божественное Провидение или дьявольские эманации. Но ведь это мы, люди. Мы это делали. Что-то в нас провоцировало это поведение в этих обстоятельствах. И дело не только в социальной системе ролей. Знаменитый Стэнфордский экспермент, показавший, как эти роли работают, проводился тоже в тюрьме.

А не думали ли вы когда-нибудь, что все дело в стенах?

Вот эта тошнотно-зеленая краска, которой выкрашена половина подъездов страны. Ровно того цвета, каким подсвечивают самые гадкие сцены в фильмах ужасов. Или кафель в перемешку с коричневой плиткой, ржавыми кранами и эмалированными ваннами. Место, где ты сразу - безоговорочно - ждешь плохого.

Люди ходят на работу в какой-нибудь НИИ - у них там длинные темные коридоры, выложенные мерзким ракушечником, обшарпанная мебель. Люди приходят домой - входят в зеленый подъезд, потом на свой тринадцатый этаж, а дома воняет мочой, там серые стены, окно в локоть шириной и лахудра жена с колотушкой. И так каждый день, день за днем, день за днем.

Освенцим уже готов, он спит, в любой момент готовый проснуться во всем окружающем нас пространстве. В стенах подъездов, во внутренних интерьерах больниц, милицейских отделений и госучреждений. В прямых линиях улиц, домов, заборов. (Феншуй говорит, что по прямым линиям ходят злые духи, а потом нужно прямые всегда закруглять, чтобы они не нашли дорогу к нам). В детских площадках, где все прямое, треугольное, цилиндрическое, и все каких-то отвратительных цветов.

*

Большевики вполне корректно постулировали, что "бытие определяет сознание". Как минимум, в том смысле, что уникальное непосредственное наполнение нашего сознания - его словарь, - не может взяться ниоткуда, кроме как из окружающего нас мира. Разумеется, что сложное психическое устройство преломляет внешние стимулы - но ничего не проходит бесследно, яркость или бледность цветов, гармония или хаос звуков, приятные или отвратительные вкусы и запахи - все это вливается в нас, а потом выливается из нас - и плохое выливается у кого-то историей про какашки, а у кого-то пьяным желанием убить всех евреев "шоб було".

Эти краски, эти прямые линии берутся из одного - из технологии. Из той технологии массового конвеерного производства, которая наполнила мир брикетами хлеба и кирпичными брикетами, но разъединила его и сделала людей чужими друг другу.

*

И подумалось - что делать-то с этим бедолагой с тринадцатого этажа. Он же не один такой. Кто-то каждый день ссыт в нашем лифте (кроме шуток - лифт моют, на следующий день опять...) А кто-то написал черной краской на половине домов района "Skinhead". А кто-то бьет бутылки об борт песочницы, где играют дети. Может, им и не нужна помощь, может, им и хорошо в их личном глюке. Но другим не интересно становиться жертвами этих глюков - будь то пораненая рука малыша, избитый гопниками подросток или все, кого пытали во всех концлагерях всех народов мира.

Может, надо ПРИНУДИТЕЛЬНО развивать сенсорику? Красить все яркими красками? Скруглять все прямое? Музыку им хорошую ставить? На природу выводить - и бить по рукам, когда мусорят? Сажать их на год в комнаты с мягкими игрушками, ярким солнцем в окно, добрыми книжками на полках?

Не то, не то. Не пойдет. Кто это будет делать - все те же, у кого в голове зеленая краска и кафель. Как сделать жизнь не технологичной, а кавайной, не для машин, а для нас?
dragon

Еще один шаг

Так странно: последние дни перед сном я много гуляю. Иду по той улице, что идет от Марбл Арч на север к Пэддингтону, прохожу мимо ливанских ресторанчиков, за столами снаружи сидят люди, прямо как в Шанхае, я в Шанхае, прохожу мимо забегаловок, где люди национальности хуй готовят лапшу, надев на голову смешные шапки, и я уже в Ширазе, теплый вечер, странные тени, двухэтажные дома, это Лхаса - и навстречу движется колыхание толпы, переключение на Крит, какие-то рыбаки за стаканчиком рецины, я иду по переулкам Ретимно, и это уже Керкира - или Венеция, а от Венеции в Удине или Таррагону, а оттуда в португальскую Эвору или кварталы Лиссабона, а оттуда веет Голландией, а оттуда пробивается что-то французское, мелькает мимо Дефанса Токио, и где-то под ними живут витрины и закоулки Москвы, питерские дворы-колодцы, колодезные срубы на пути в Ростов, малоросское раздолье или щиплющий воздух Закарпатья, все мешается, все изменяется, все там, я засыпаю...
Снится. Сегодня снилось сперва кино, где тайный агент попадал в Москву с единственной целью "убить гада", но потом видел в "гаде" человека и не мог нажать на курок, а его самого распарывал другой гад, а потом он стрелял в этого другог, они вдвоем умирали в лифте, и все это было по-синситевски черно-белое, а первый "гад" ехал по городу, весь окровавленный, но живой, а снаружи был весенний и умытый южнороссийский город, и там женщины продавали арбузы, а мужчины жарили шашлыки...
И еще было другое, где был Тибет, и монахи, и зачем-то мне рассказывался в подробностях смысл и тайное значение моего путешествия, и то знание, которое я мог извлечь, но, проснувшись, я помнил только пилу Гималаев у горизонта и пустыню вокруг меня.
И еще было странное путешествие через Москву, которая оборачивалась по очереди другими городами, и какие-то странные люди смешно собеседовали меня на работу, а другие вели меня в свои жилища, и где-то умер человек, бывший синей маской с конским хвостом, но мы не могли его похоронить, потому как некому было прочитать ему Книгу Мертвых, и душа его могла не найти себе нового перерождения...
И проснувшись, вокруг меня организовывался странный день, все непрерывно изменяется, складывается переезд, потом будет Лондон, потом Стокгольм, потом Париж, потом Киев, потом не знаю, но жизнь несется, рушится, транслируется, трансформируется, трансфукирует, слишком быстро иногда, и я закрываю глаза, я иду побродить, я просто выхожу на эту улицу, где ливанские ресторанчики, и иду по ней в сторону Пэддингтона, и иду, иду, и когда все начинает меняться, я просто вздыхаю и делаю

ЕЩЕ ОДИН ШАГ
dragon

Шаманство

Был поражен духами болезней в висок, горло, грудь и пятку.
Три дня стонал и метался по кушетке в жару - в своих снах. Метанию настойчиво мешали голоса из срединного мира, принадлежавшие коллегам по работе. Коллеги обвиняли в недостойном поведении во время подведения итогов года - ибо в этот самый момент, по их представлениям, bowin должен был не погружаться в нижний мир, а готовить презентации об исполнении задач, поставленных перед группой компаний советом директоров и акционерами, со всеми вытекающими из этого бонусами. Колеги были уязвлены в голень и загнаны посредством бубна срединного мира (мобильного телефона) в место, которое им пристало...
В своих снах... Ну, например. В пустоте и темноте висело девять бесформенных частей, соединенных нитями или канатами. Это были части меня, я видел их, как вы видите свои руки или ноги. Я бродил, точнее, перемещался между них, слушая их голоса. То, что было мной, настойчиво шептало: "Внутренний, внутренний, внутренний аудит".
А еще была большая черная птица, угловатая, как вся составленная из треугольников. Она то металась по комнате, то сидела на месте. А потом она исчезла.
Или в другой день. Я спускаюсь в подвальные помещения заброшенного (но еще недавно жилого) дома. Думаю - насколько это напоминает сценарий дешевого фильма ужасов, теперь же должен появиться маньяк-убийца. Маньяк-убийца ждет за дверью, он появляется и бросается на меня. Я понимаю, что это довольно смешно, но просыпаюсь в холодном поту. Такой поворот меня не устраивает, я вновь засыпаю и вновь оказываюсь в том доме. Снова открывается дверь, маньяк снова бросается, я снова просыпаюсь в ужасе. Нет, это не пойдет. Я снова засыпаю, теперь в холле, перед тем, как открыть дверь, я сотворяю фигуру из теней и вооружаю ее колющими предметами. Дверь открывается, фигура бросается на убийцу и шинкует его своим мечом. Я же спокойно предаюсь беседе с созданием, чья голова напоминает бесформенный глиняный шар, глубоко посаженные узкие глаза, вместо носа - две дырки. Оно говорит: "Сейчас ты находишься в месте между сном и явью. Здесь ты можешь осознавать свой сон и творить его. Обычно люди пропускают это место, эту фазу - они либо слишком быстро и глубоко засыпают, либо слишком быстро просыпаются".
Болезнь была достойно завершена сжиганием вчера вечером Духа Зимы.
А еще посмотрели мы вечером вашего "Блуберри". Если имеете такую возможность, плюньте в рожу тому кинокритику, кто назвал его "раскрашенным 'Мертвецом'". Близко не лежало к Джармушу. И все же про индейцев и мескалин. Так вот, про мескалин. Если то, что показывают в фильме, и есть полный спектр пресловутых глюков, то это неинтересно. Такое и без всякого кактуса можно увидеть.