Bowin (bowin) wrote,
Bowin
bowin

Categories:

Глобализация в долгосрочной перспективе: новый шанс для России?

[Написал тезисы для предстоящего в следующую субботу круглого стола (приглашение на который вполне актуально - и состав, на мой взгляд, очень достойный: Найшуль, Кагарлицкий, Игрунов, Чернышев, неоконовцы и другие...)]

Тезисы доклада для желающих:

1. Как следует понимать глобализацию?

Глобализация может описывать два различных (хотя и взаимосвязанных) феномена:
  • рост степени интеграции мировой экономики

  • распространение в мире определенной социально-экономической модели (экспансионистская модель англосаксонского капитализма)

Эти два феномена в историческом прошлом были переплетены – реализация интересов англосаксонских компаний часто влекла за собой экономическую интеграцию, происходившей в первую очередь за счет навязывания определенных институтов и правил. Однако эти два феномена различны, и в последние 15-20 лет происходит «отсоединение» их друг от друга.

2. Являлась ли глобализация причиной упадка советской системы?

а. СССР являлся «агентом глобализации» в первом смысле: выстраиваемые им институты способствовали модернизации развивающихся стран и повышению межстрановой экономической интеграции

б. СССР стал жертвой глобализации во втором смысле: поскольку функционирование экономических систем определяется доминирующими в обществе ценностными системами, экономическая модель СССР оказалась долгосрочно неустойчивой – ее постоянно приходилось насильственно навязывать, административно «доруливать», и в конце концов большая часть общества отказалась ее сохранять, приняв в качестве альтернативы «экономического идеала» наиболее активно предлагаемый вариант – модель англосаксонского капитализма. Это было важным движущим мотивом де факто происходившего саботажа экономической системы СССР элитами и народом. (Понятно, что реально возникшая экономическая система далека от англосаксонской: хотя бы потому, что в ней доминирует рентное предпринимательство, и экономические агенты имеют склонность к «игре с правилами»).

3. Какой будет динамика глобализации в среднесрочной перспективе?

Характер глобализации в среднесрочной перспективе будет определяться сдвигом экономической власти - экономической заинтересованностью ведущих «развивающихся стран» (Индия, Китай, Мексика, Турция, ЮВА и др.) в глобализации как инструменте развития национальных экономик.

Это означает:
  • сдвиг центров экономической и политической власти (в частности: к 2025 г. 1 млрд. городского населения живет в Азии!);

  • «распараллеливание» экономической инфраструктуры: создание параллельных институциональных систем, поддерживающих экономическую интеграцию независимо / вопреки «англосаксонскому миру» (напр. «исламские финансы»);

  • распространение неанглосаксонских моделей ведения бизнеса среди развивающихся стран (напр. доминирование индийского и китайского бизнеса в странах Африки)

4. Каким будет характер глобализации в долгосрочной перспективе? Может ли глобализация прекратиться?

Определяющую роль для динамики глобализации в долгосрочной перспективе играют информационно-коммуникационные технологии. Распространение Интернета и преодоление «цифрового барьера» (digital divide) развивающимися странами действует в две стороны: с одной стороны, повышает экономическую интеграцию (возможность найти более дешевых поставщиков, новые рынки сбыта и др.), с другой – делает мир более однородным (с культурной и технологической точки зрения), когда все экономические ценные решения могут быть быстро локально сымитированы.

Распространение Интернета задает предпосылки для радикальной смены социально-экономического уклада (один из вариантов названия - "бездорожная экономика"):

а. Изменение технологической основы материального производства – продолжающийся рост автоматизации при одновременном повышении гибкости – вплоть до повсеместного распространения в обозримом будущем гибких домашних фабрик (прототипами таких фабрик являются стремительно дешевеющие 3D-принтеры). Дополнительный фактор – развитие самоорганизующейся инфраструктуры (напр. smart grids). В этих условиях индустриальный способ организации производства – организации с большим числом работников и крупными производственными активами – в обозримом будущем может быть замещен саморегулирующимися сетями микропроизводств.

б. Изменение сферы производства и передачи знаний – институты образования и науки переживают одну из самых радикальных трансформаций за историю благодаря ИКТ (напр. в образовании: смена парадигмы образования со знаньевой на навыковую, переход на электронное обучение в т.ч. с эффектом присутствия и др., «школа для одного», «обучение на протяжении всей жизни», и т.п.).

в. Изменение сферы финансов: все три традиционные функции денег претерпевают серьезные изменения:
(1) мера ценности: традиционные деньги не справляются со «справедливой» оценкой стоимости в постиндустриальной экономике «уникальности», где нет «стандартных затрат»;
(2) средство обращения: появление (благодаря сети) альтернативных денег и удешевление стоимости расчетов (в т.ч. благодаря автоматизации);
(3) средство накопления: вопрос уничтожения «наследия», т.е. прошлых отношений власти, заданных традиционными деньгами, при смене уклада.
Т.е. экономика продолжит нуждаться в финансовом секторе, но в обозримом будущем будут найдены новые механизмы работы этого сектора, которые с высокой вероятностью изменить баланс сил в финансово-экономической сфере.

г. Изменение сферы государственной власти:
(1) самоорганизация человеческих сообществ (инструментами сети) для решения общественных задач как альтернатива госрегулированию и проблеме коррупции
(2) рост «наделенности властью действия» (empowerment) как альтернатива внешней власти (информационной, экспертной, экономической, силовой ...)
(3) развивающаяся конкуренция государства и частных поставщиков в сфере услуг (с очевидным преимуществом частных поставщиков) – услуги образования, здравоохранения, социальной защиты и даже безопасности.
(4) растущий запрос на свободное перемещение людей и товаров (где преимущество получают территории, которые могут обеспечить такие условия)
В этом смысле, роль национальных государств с фиксированной территорией (включая Российское государство) в обозримом будущем резко уменьшается. Разумеется, государства как самосохраняющиеся организации могут и будут этому противодействовать.

Суммируя перечисленные тенденции, можно утверждать:

а. С высокой вероятностью мы находимся на пороге одной из самых важных смен технологического и социально-экономического уклада в истории человечества.

б. Пока трудно предсказать, какие территории и отрасли могут получить преимущества при смене уклада (кроме сферы ИКТ, которая превращается в основную инфраструктурную сферу).

в. Эта смена будет происходить благодаря глобализации (в первом смысле – как повышение степени интеграции), но в итоге может сильно изменить характер глобализации: напр. активный переход от материально-энергетического обмена к информационному как основному формату мировых экономических отношений.

5. Как накладываются глобальные тенденции на контекст российской динамики?

а. Деградация физического, человеческого, интеллектуального и социального капитала в России – очевидное и многократно обсуждавшееся явление.

б. Причина этой деградации во многом связана со включением в мировую экономику на определенных ролях («сырьевой придаток»). Однако такой способ включения – выбор элит и народа, в т.ч. экономически активного населения. Даже в настоящем существуют другие возможности (напр. существование мощной «блиндажной экономики» ИКТ, никак не связанной с государством и не контролируемой им).

в. Способ «работы» государства и бизнеса с «вызовами глобализации» - в основном попытка воевать в уже прошедших войнах (напр. внедрение ЕГЭ в образовании, построение технополисов или технологических «чеболей», и т.д.). При отсутствии собственной позиции в глобальном «формировании повестки» (agenda-setting) будущего, Россия и российский бизнес оказываются в положении ведомых. Т.е. в происходившем цикле глобализации Россия в основном проиграла.

г. Парадокс нынешнего положения России (не как государства, а как нации и культуры) в том, что смена социально-экономического уклада дает ей шанс «срезать на повороте»:
(1) Россия накопила большой опыт устойчивости к быстрой смене социальной и культурной «инфраструктуры».
(2) Россия остается инновационным лидером в двух отраслях, которые будут доминировать при новом укладе – сфера ИКТ и сфера образования.
(3) Население России имеет высокий творческий потенциал и развитый социальный интеллект – две из наиболее востребованных в меняющемся укладе характеристик.

Это позволяет утверждать, что «будущее открыто», и что в долгосрочной перспективе российская «суб-цивилизация» может оказаться одним из выгодоприобретателей в процессе «новой» глобализации. Однако не существует особых предпосылок к тому, чтобы агентами формирования подобного будущего стали существующая ренто-ориентированная (деловая и политическая) элита. Иными словами, «желаемое будущее» будет сформировано либо вопреки, либо параллельно существующей социально-экономической реальности. Что, собственно, и происходит.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments