Bowin (bowin) wrote,
Bowin
bowin

Зачем помогать упавшему

На днях столкнулся с такой ситуацией.

Мы шли немногочисленной компанией по улице - и вдруг рядом заметили довольно обычную для мегаполиса сцену. На льду, распластавшись, елозила плохо одетая растрепанная женщина предпенсионного возраста - судя по характеру ее движений, явно нетрезвая. Возле нее сидела другая женщина - молодая, трезвая, гораздо лучше одетая. Стояли какие-то пакеты и сумки - видимо, эти двое что-то перевозили. Молодая повторяла старой: "Говорю же тебе, вставай, говорю, вставай, наконец!" - но даже не пыталась ей помочь.

Мы прошли мимо - и тут девушка Таня из нашей компании сказала: нет, так нельзя, давайте спросим, что у них случилось. Мы вернулись, помогли женщине приподняться. Она была прилично пьяна - и на лбу и нее была хороших размеров шишка, видимо, она заработала ее, подскользнувшись незадолго до этого на льду. Таня приложила к шишке лед, объяснила, что делать потом. Женщина сидела на сумках, скрючившись и покачиваясь, и благодарила. Мы спросили, смогут ли они дойти до дома, нужна ли им помощь - они отказались. И мы продолжили путь.

Я спросил Таню - что побудило тебя остановиться и помочь. Этой помощи никто не просил - но, главное, скорее всего, эта помощь окажется бесполезна. Эта женщина все равно будет пить - и проблема в ее пьянстве, а не в той шишке, о которой она через неделю забудет. А пьянство мы не можем вылечить - это вся совокупность отношений и прошлых историй в ее семье, а не только ее текущее пристрастие.

Таня описала свой ответ примерно так: она много лет занимается практиками работы с телом, и у нее есть все, чтобы помочь этому человеку в этой текущей ситуации. То есть, она чувствует обязанность помочь - поэтому она идет и помогает. Возможно, в этой самой ситуации она даже помогла недостаточно. (Как я понял, стремление помочь было связано и с личной историей - собственным опытом, когда ей самой было плохо в метро или в дороге, но окружающие считали, что она была пьяна, и никто не хотел ей помочь...)

Думая об этой ситуации позднее, я решил, что разница в наших подходах похожа на, условно говоря, разницу между врачами и учителями (теми "социальными работниками", которых мы каждый день видим в больницах и школах). Врачи лечат текущую проблему - пациент пришел с жалобой, с этой жалобой надо разобраться, а дальнейшие вопросы будут потом. Изменение (лечение) происходит прямо сейчас и немедленно. Учителя (или воспитатели), напротив, текущую ситуацию могут не считать показательной - сегодня ученик может быть не в духе, сегодня могут быть ошибки, какие-то текущие затыки - главное же тенденция, долгосрочные намерения. Сейчас многого не изменишь - изменения должны происходить постепенно, но со временем они дадут устойчивый результат.

Впрочем, возвращаясь к вопросу об этой упавшей женщине - есть и другой способ глядеть на вещи. Не важно - да и невозможно знать - поможет ли твое действие этому человеку долгосрочно. Главное - само усилие. Если угодно, доброта, которую отдал другому. Ведь эта женщина, часто (наверное) сталкивавшаяся в жизни с жестокостью, вдруг встретилась с добрым отношением со стороны совершенно незнакомых ей людей. И такие действия оставляют добрую память - и, быть может, помогут ей в какой-то момент сделать что-то доброе окружающим. Не важно, что случится с ней или с нами - главное, что этот импульс доброты останется. И это хороший мотив помогать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments