Bowin (bowin) wrote,
Bowin
bowin

О современном искусстве и об Олеге Кулике



Ходили намедни на выставку Олега Кулика - того самого, который собака и проч. проч. Поскольку я пытаюсь отслеживать дискурс современного искусства - и оно, это самое искусство, мне кажется более привлекательным, чем недавнее сюр и пост-сюр копание в бессознанке - то выставка Кулика конечно же must. И вывод о том, что Кулик - это, конечно, мировая величина в сфере, где правят бал разные Дэмьены Хирсты и Трейси Эмины, поелику большая часть его новых (послесобачьего периода) работ весьма и весьма на сопоставимом уровне.

По итогам посещения случился разговор о "современном искусстве вообще", из которых суммировался следующий дистиллят:

- Современное искусство - в котором основной тренд это искусство концептуальное, искусство мультимедийное, искусство на перекрестье арта и публицистики, поскольку только такое перекрестье дает гипер-актуальность - это искусство не существует без интерпретации. Нет "произведения самого по себе", произведение должен сопровождать развернутый текст (желательно, и не один) - только тогда голый человек в ошейнике становится не "городским сумасшедшим", а "художником, представляющим перформанс"

- Соответственно, современное искусство не может существовать без тусовки текстопорождателей, тусовки арт-критиков, интерпретирующих, что это "актуально", а вот то - "мазня" или "эпигонство". Следовательно, главным потребителем арта становится арт-критик, перекормленный традицией, стилями, выражениями, идеями и прочим. (Что, собственно говоря, обрекает современное искусство на все большую провокационность - чтобы быть услышанным, надо орать громче всех, пусть полную белиберду, а не говорить, пусть даже разумные вещи). Именно арт-критик может превратить высказывание первичного супа эмоций и переживаний (доступного всем и каждому) в художественный объект, тем самым отличая "художника" от "толпы"

- Как следствие, современное искусство стало полностью и радикально анти-народным. Это означает ровно одно - что оно стало уделом немногочисленных эстетов, а у большей части популяции вызывает скорее едва сдерживаемое отвращение. Вот Кулик делает перформанс на московском рынке - стал, одевшись в окровавленную простыню, прижав к груди мертвого поросеночка, и голосит - а люди, которые "не в курсе", реагируют однозначно: "сумасшедший". Потому что они не знают дискурса, им не интересны "попытки тестировать границы реальности" или что там еще, но они видят однозначное и бессмысленное девиантное поведение. И ровно таким же образом они относятся к людям, которые пытаются рубить иконы - они не понимают контекста, но видят в этом надругание над святынями.

Вот это очень важная тема. На Западе искусство развивалось как бы вслед биению времени, к дискурсу искусства активно приобщалось все общество, пониманию современных форм способствовала и "политика толерантности", и повышение массовости высшего образования. В России вскоре после революции эксперименты стали уделом маргиналов, а мейнстримом был "соцреализм". Искусство, созвучное и синхронное Западу, было в столь глубоком подполье - что, когда оно оттуда вылезло, ниши внутри общества для него не нашлось, массовый зритель не вырос, массовый зритель не понимает фишки. Поэтому Кулики работали и будут работать на арт-критиков и на западный рынок, практически полностью игнорируя соотечественников.

Конечно, такой разрыв никому не идет на пользу. Художественное высказывание - современное, правдивое, идущее от корней, а все остальное - эпатаж и искусственность, а не искусство. Это трагедия, но это и факт жизни - такова структура данного момента времени.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments