Bowin (bowin) wrote,
Bowin
bowin

Categories:

Русское: мысли в кучу

(Тезисно, особливо потому, что в развернутом виде вы это уже наверняка где-то читали)

Думаю об особенностях русского национального характера.

Одна из самых, как мне кажется, явных черт - это удивительная водянистость. Русский, как вода, способен проникнуть в любые поры чужеродных ему обществ и там угнездиться, полностью игнорируя намеки на то, что он лишний. (Добродушие русских - одно из проявлений этой водяности, "не зацепить"). Как вода, русский вбирает в себя чужие народы и сливается с ними. Где-то, где чужого много, от русского через полстолетия не остается и следа. Где-то, где больше русских, все мешается в густую кашу, и неясно уже, где там татарское, где литовское, где мордовское. Русское - большое, аморфное.

Из-за этой вот водянистости так важна проблема территории. Русские, как вода, принимают форму своей местности - и только через нее и определяют себя как нацию. Русский - значит, живет в России. Значит, угроза народу - это потеря территориальной целостности; и поэтому русскому, в отличие от любого европейского народа (где местности переходили из рук в руки каждые двадцать лет [а на уровне высшей знати вся Европа была друг другу кузенами и кузинами]) так важно, чтобы было свое, родное, входящее в "состав государства". И потому - видимо - так важно было, пусть и, иногда, положив в три раза больше людей, чем враг, отвоевать свое в Наполеоновской, Первой мировой, Гражданской, Второй мировой... Да и должно было погибнуть столько людей - это были войны за территорию саму по себе, а не, как у Гитлера, за пространство жизни народа. Потому так больно было потерять Союз - не из-за имперского сознания, а из-за того, что больно терять часть самого себя или своей семьи.

Если русское определяется территорией, то территория максимально влияет на русское. Тут - еще восемнадцатым веком датированные доказательства склонности русских к монаршей власти. Потому что, действительно, отпущенные на волю капли разбрызгиваются и высыхают. Русское не может вынести европейской демократии ровно потому, что в отсутствие сильного центра все просто разбегаются по щелям и живут каждый своим. Проект собирания русских земель Москвой, все прочие державные проекты, вплоть до последнего проекта Вертикали Власти - как не противно звучат для (д)уха прогрессивных либералов, они нужны и необходимы. Поэтому как раз - "колонизация" пространства современной России происходила так, что сначала беглые люди обживались за Волгой, Уралом, Обью, Енисеем - а потом туда приходила власть, столбила место острогом и мытарями.

Если русские склонны к монархии ("склонны" не в смысле большой к ней любви, а в смысле монархии как необходимого элемента самовоспроизводящейся общественной системы), то, пока все идет как идет, России нужен царь. Скажу еще и так - та система власти, которая с незапамятных времен воспроизводится внутри страны, воспроизводит, отращивает себе царя. Он - необходимый элемент этой системы.

Игры в демократию возможны, но царь, который позволяет себя критиковать, воспринимается как слабый и безвольный - и должен быть заменен на волевого, который критиков сажает на кол или ссылает на Колыму. Царь - воплощение самодержавия и самодурства государства, "Гудвин великий и могучий", которого нужно бояться, перед которым нужно трепетать. Не удивлюсь, если многие умилились недавней истории про Сапармурата Ниязова АКА Туркменбаши - царя, своей волей казнящего казнокрадов и выбирающего честных работяг на их место. (Вопрос, конечно, в том, что эволюция общественных отношений шла к деперсонализации правил - то есть, есть закон, и даже король ему подчиняется, а не так, что король и есть сам себе закон. Объяснять, почему первое лучше второго, думаю, не надо.) Царя нужно любить, боготворить даже - видя в нем отражение всех позитивных достоинств государства (вспоминается сцена из "Доктора Живаго", где, посреди всех ужасов и смертей Гражданской именно расстрел царской семьи воспринимается как "варварство"). Генсек и Президент все равно остаются царями.

Получается, что реально вырасти западная демократия может только на плотно заселенных (и лишенных избытка ресурсов) европейских территориях современной России, и только в результате распада страны. Появится - в результате большой крови, хочу заметить, но появится - шанс вожделенной западности. Хотя русское при этом во многом и может исчезнуть. Еще вопрос - стоит ли платить такую цену, чтобы порадовать левых интеллектуалов и маргинальных художников.

(Все, конечно, сложнее, и надо было бы прорисовать обратные причинно-следственные связи, к примеру, как сама водянистость возникала и развивалась вследствие условий проживания, но в первом приближении довольно и этого.)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments