Bowin (bowin) wrote,
Bowin
bowin

Разделенные города



Разделенные города - разделены политической волей или сменой границ. Когда-то единое становится вдруг рассеченным, и каждая из частей предоставлена теперь сама себе, оказывается независимой половиной некогда целого. Каждая из частей пытается жить, не замечая другой, игнорируя ее - как бы в параллельной реальности, пусть призрак былого единства еще бродит по покинутым улицам. Словно человек с разделенным мозгом, каждая часть считает себя полноценной, и лишь тайком пытается - через рукопожатие, через подмигивание, через почесывание - дать сигнал другой, возобновить с ней вечный диалог и былое сообщество.

Берлин - болезненный город на границе двух империй, двух систем. Язва в самом сердце разделенной Германии, стена с колючей проволокой и сторожевыми вышками, лесопарковые полосы отчуждения, охранники с овчарками, штази - пока был разделенный Берлин, вторая мировая не окончилась, а когда Стена упала, стало ясно, что старой системе уже не существовать. Сейчас ничто не напоминает о былом раздрае, кроме нескольких тонких линий, и поверх былых границ на Потсдам-плац возводятся офисные комплексы и синеплексы.

Гориция - странное место, кривое зеркало Берлина. Когда делили Европу после второй мировой, Горицию оставили за Италией, и недовольный Тито возвел с другой стороны от границы, в Словении, город-спутник Нову Горицу. Я прожил в Гориции почти месяц, гостиница стояла в десяти метрах от пресловутой границы, и меня очень сильно удивляли здания на другой стороне - буквально через площадь. Представлялось, как маршал Иосип Броз недрогнувшей рукой отчеркивает - тут наше, тут ваше Только через несколько лет я узнал от одного словенского социолога настоящую историю города - разделение не наведенное, а сконструированное.

Никосия - последняя по-настоящему разделенная столица. Когда турецкие войска в 1974, воспользовавшись политической сумятицей, вторглись на Кипр, мирные договоренности отобрали у киприотов половину их главного города (и единственного из крупных городов, который стоит не на море). Потрясающе, но границу провели ровно через середину старого города - настоящей двенадцатилучевой звезды, отстроенной веницианцами: шесть лучей грекам, шесть туркам. Теперь самые красивые улицы старого города неожиданно упираются в бетонные заграждения и мешки с песком - а через бойницы можно разглядеть полосу отчуждения, колючку, развалины и пыль. С той стороны зазывает паству мулла, с этой ему вторит церковный хор. Для греков-киприотов северная Никосия - боль, о которой они предпочитают не говорить, как ветеран об ампутированной ноге - скорее проклинают тех, кто посмел признать, что и с той стороны стекла тоже есть жизнь.

Разделенные города появляются в моей жизни странным калейдоскопом. Что за историю они мне рассказывают - не обо мне ли самом?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments