Bowin (bowin) wrote,
Bowin
bowin

Categories:

Операционная истинность/ложность

[возможно, нижеследующее тривиально и давно изложенно, но все же]
Обсуждения радикального фаллибилизма натолкнули меня на следующую мысль. Скажем так, эта мысль непосредственно воспоследует, если становиться на позицию фаллибилизма.

В науке большое значение имеет концепция истинности. В сочетании с наукой логикой истинность работает примерно таким образом: мы строим силлогизм, в котором одно из утверждений - общий и истинный закон, а второе - частное суждение, и получаем новое частное суждение-следствие. Скажем: "все предметы падают на землю, Х - предмет, следовательно, Х падает на землю". Поэтому нахождение "истинных законов" является основной целью науки, т.к. позволит работать с управляемым этими законами миром. Нужно что-нибудь железобетонное, как "2+2=4".
Теперь вспомним классическое "критерий истины - практика" и перевернем его с ног на голову (или наоборот). Есть нечто, что "работает" в достаточном количестве случаев. Работает - значит, считаем "операционно истинным" и закрываем глаза на несоответствия.
К примеру, с чего мы решили, что "2+2=4"? Мы взяли двух лошадок, привели к ним еще двух, посчитали. Получилось четыре лошадки. То же самое, что взять пять лошадок и увести одну. Или взять трех и привести одну. Четыре. Пробуем с кирпичами, поленьями, мерами золота - работает.
Теперь взяли тех же двух лошадок, добавили еще двух, оставили без присмотра. Заглядываем через некоторое время - лошадок шесть! Или взяли два полена, зажгли огонь, добавили еще 2, получили кучу золы. Не работает тождество, черт побери! Но мы говорим, что это уже не так важно, что это "специальные случаи", оговариваем такие случаи: считать сразу, огня не разводить, одних не оставлять...

Истинность, таким образом, оказывается не присущим миру свойством, а набором ограничений, которые мы как наблюдатели себе выстроили относительно своего собственного наблюдения. И при том мы понимаем релятивизм своего положения как наблюдателей и невозможность опереться хотя бы на одну Истину, чтобы от нее распространить набор других истинных суждений. В каждом утверждении, имеющем отношение к реальному миру (а не к гипотетическим упражнениям по логике) содержится процент истины и лжи, причем этот процент определяется нашей наблюдательской позицией.

То есть, суть здесь именно в том, что мы не можем приближаться к Истине. Какую бы формулировку отношений между объекта мира, его причин и следствий мы бы не дали - она будет комбинацией "правды и кривды": в одних условиях будет истинной, а в других ложной. Получается, что мы не продвигаемся от меньшего понимания к большему, а от менее удачных формулировок к более удачным, путешествуем в пространстве языка. И тогда получается, что действительно все правы.

Соответственно, должно ли нас это беспокоить? Суждение может быть "в основном" истинным, в основном работающим. Закон Маха или Архимеда как правило выполняется, поэтому самолеты в основном долетают до посадочной полосы, а корабли доплывают до нужного порта. И не так важно, что там в мире творится на самом деле. На этих операционно истинных суждениях мы выстраиваем способ своего действия, делаем в основном работающие компьютеры и иногда помогающие лекарства.
Не обобщаем и не отвергаем, а ищем удобную конфигурацию себя внутри этого мира.

Потому что истина тогда - это не свет Солнца, сияющий из бесконечной пустоты, а путь из пункта А в пункт Б. Мы выходим из А и, как правило, оказываемся в Б. А можем заблудиться или подвернуть ногу. А можем пройти совсем другим путем - и все равно попасть в Б. И если 2 пути совсем различны, но оба одинаково хорошо доводят до пункта Б, как понять, какой из них истина? Получается, что оба.

Тогда возникает модель, как я сказал elsewhere, "кавайной" науки: удобной такой, хорошей, теплой, человечной. Она не вещает нам, аки трубный глас с небес, а располагается рядом и советует в трудную минуту. Она может быть очень даже внутренне не согласованная, но к каждой ситуации применимая и работающая в касающихся нас самих ситуациях все лучше и лучше. Наука - как этакая поваренная книга: картошки, морковки и петрушки по вкусу.
Tags: эпистемология
Subscribe

  • (no subject)

    И просила женщина, державшая ребенка на руках: «Скажи - нам о Детях». И он сказал:  «Ваши дети — не дети вам. Они сыновья и дочери тоски Жизни по…

  • О недеянии

    Точность действия компенсируется его необязательностью Если принуждаешь себя действовать, то пропадает спонтанность, а с ней и возможность…

  • Не путаем деликатность со слабостью

    Деликатность в обращении с чувствами других - возможна и важна, когда она означает присутствие с другим, признание возможности и уместности чувств…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

  • (no subject)

    И просила женщина, державшая ребенка на руках: «Скажи - нам о Детях». И он сказал:  «Ваши дети — не дети вам. Они сыновья и дочери тоски Жизни по…

  • О недеянии

    Точность действия компенсируется его необязательностью Если принуждаешь себя действовать, то пропадает спонтанность, а с ней и возможность…

  • Не путаем деликатность со слабостью

    Деликатность в обращении с чувствами других - возможна и важна, когда она означает присутствие с другим, признание возможности и уместности чувств…