?

Log in

No account? Create an account
Дом танцующего дракона
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Monday, January 11th, 2010

Time Event
1:45a
К разговору, который еще только может состояться
Вы выделяете мышление как особую высшую человеческую деятельность. С какой стати вы предлагаете нам подобную онтологическую иерархию? Только потому, что мышление обладает способностью осмыслять, направлять или корректировать прочую человеческую деятельность? И почему вы полагаете абстрактное мышление более "высоким", чем конкретное - только на основании его универсальности? Понимаете ли вы, что тем самым вы создаете себе логическую ловушку - эта ваша более высокая деятельность не имеет вообще никакого содержания до тех пор, пока это содержание не будет "проявлено" через иную деятельность - а раз так, любое самое точное мышление ничем не отличается от пресловутой машины Раймонда Луллия, в которой производятся сочетания любых первичных истин произвольным образом для постижения Бога (любители подобных машин есть и сейчас) - а по сути, порождает рандомный хаос смыслов.

Пойдем далее. Почему иные подобно вам полагают, что высшей человеческой деятельностью является искусство? Даже называются конкретные виды - кино, литература, музыка? Чем искусство - как имитация или трансформация реальности - лучше самой реальности? Точно так же, как ваше мышление, искусство нуждается в актуализации, в его воплощении в повседневном - в волнении сердца, например, в добрых поступках, в невольно проступившей слезе, в злости на несбывшиеся мечты... Говоря "искусство", мы признаем его "искусственность", его недостаточную самостоятельность - когда искусство становится стеклом, отделяющим нас от реальности, и люди предпочитают (к примеру) за большие деньги смотреть на изображения изображения подсолнухов давно умершего художника, а не растить эти подсолнухи у себя в саду.

Далее. Люди политики. Люди медиа. Люди бизнеса. Или профессионалы. Или просто работники - особенно те работники, которые отказываются работать с самоотдачей, оставляя себе место для "чего-то еще". Об этих было сказано столько, что повторять уже и не стоит, "никто и не сомневается" - но сомнение все же есть, что единственная самоценность может быть в тех самых "ценностях" (в том, что имеет цену, т.е. измеряется в денежных единицах) - и всякий сверчок, зная свой шесток (или имея амбиции для шестка повыше), занимается воспроизводством своей деятельности и деятельности связанных с ним индивидов, равно как и воспроизводством своей собственной семьи, и каждый придает себе, своей семьей, своей профессии и себе самому центральное место в этом мире. Я, разумеется, не исключение - и даже нахожу себе оправдание в том, что такова природа моего "я", и горжусь тем, что (благодаря соприкосновению с духовными практиками [которые самая пустота и бессмысленность из всего перечисленного]) я это осознаю.

Закольцовывая: ничто не превыше другого - и, тем более, не превыше другого мышление. Ни у одной человеческой деятельности нет права называть себя первичной, высшей и каким-либо образом "избранной" перед другими. Ни у одного из людей, занимающихся какой угодно деятельностью, нет оснований полагать, что он находится в центре событий и хоть чем-то управляет, ни у одного из людей нет никакой исключительности и никакого особого положения. В происходящем коловращении никто никого не ведет - но все зависят друг от друга, потому что это коловращение только тогда и имеет смысл, когда в него живым образом включены все без исключения его участники, и токарь Прохоров, и его Императорское Величество, и Далай-Лама 18-й, и все миллионы живых существ от первого до последнего. У тех, кто отказывается участвовать в коловращении, тоже есть свое соответствующее место - и даже их место осмыслено и вообще существует только благодаря присутствию всех остальных. Реальность в пределе вообще неонтологизирована и лишена какого-то ни было смысла - но осознавать это также бессмысленно, как и не признавать этого.

Мышление, искусство, всевозможная человеческая жизнедеятельность и даже духовная практика кусают друг друга за один бесконечный хвост. И во рту стоит отчетливый, но непонятный привкус.
2:06a
Так называемая духовность
Теперь - духовные практики. Потому что теоретики - те, кто говорит об опыте, не имея опыта, - интересуют меньше всего, они уже лежат в одной из "пустотных" категорий (к примеру, профессиональные мыслители? профессиональные художники?).

Как таковой, духовной практики вообще нет - потому что эта практика, в отличие от иных, вообще лишена конкретного наполнения, кроме абстракций "духовное самосовершенствование", "конгруэнтность", "просветление" или "спасение". Эта деятельность, по сравнению с которой любое другое самоедство тает и принижается до несущественности. Это ноль, который умножается сам на себя, и от того обнаруживает свою самотождественность, но остается ничем иным как нолем. (В самом "простом" виде цели этих практик - возвращения Абсолюта к самому себе, "нирваны" и проч. - некое возмущение пространства-времени прилагает усилия к самосглаживанию и самостиранию.)

Это что, через что это реализуется? Кто есть субъект этого действия и кто есть его объект? Да, не надо мне подавать зеркало, я и сам знаю, что я в нем увижу.

Исключительность духовной практики, особое знание, которым "высоко реализованные" практики обладают или которое стремятся обрести практикующие на промежуточных ступенях - вся та неуверенность, с которой мы (с ужасом) вглядываемся в важные для себя вопросы, но загораживаемся (как я сейчас) словами, или (чаще) пустотной жизнедеятельностью, тем самым коловращением - что это за неуверенность, в чем мы (я) не уверены? В факте своего существования? В факте продолжения своего существования? В иллюзорности или неиллюзорности всего происходящего? В этих всех вопросах про "вселенную, смысл жизни и все такое"?

И тут еще выпирает такое. Каждому новому уровню (опять, мать его, "уровни" - но привычка мыслить иерархически как бы остается), окей, грану обретенной уверенности ставится в соответствие еще более фундаментальный и страшный вопрос, очередной неинтегрируемый опыт (к примеру), и опять весь картонный замок уверенности в понимании происходящего рушится. Но из без ума и понимания тоже как будто бы нельзя, потому что вертящийся хаос накатывает и захватывает, и это знает каждый, кто хоть раз напивался до потери сознания - ничего дополнительного из этого опыта не возникает, кроме стыда и непонимания, как такое могло произойти.

Духовная практика не обладает никакой исключительностью. Духовной практики нет, потому что вся жизнь и есть только чистая духовная практика, и проживание ее, этой жизни, и есть путь духовной практики по самореализации, самоосознанию, через карьеру, через семью, через развлечения, через пороки даже. В духовной практике нет иного содержания, чем преодоление "замутнений" (страхи и страсти - две стороны одной монеты) и нахождение "истинного источника", а что это значит, никто не знает, но видишь таких людей везде - этот молился сорок лет, а эта войну прошла и трех детей подняла, а этот всю жизнь лес сторожил, а тот мусор подметал. А наплывами ваша жена или ваш ребенок могут сказать или сделать такое - что волоски по всему телу поднимаются дыбом от внезапности и точности.

И тогда нет исключительности "духовных учителей" и разговора с ними, потому что все происходящее вокруг и есть непрерывный разговор с самым сильным духовным учителем и любое действие и есть этот самый разговор с учителем, да и учителя никакого нет, потому что этот учитель и есть тот, кто учится, и все равны в этом обучающем процессе - и, быть может, все и делается только ради самого процесса. Я тупой и глупый, и все время забываю, но иногда (очень редко) я вижу и помню, что я как пустая перчатка, что я зеркало и глаза, что я одновременно Движущийся и Свидетель - но не сам, не для себя, а ради какого-то совсем другого процесса, которому нет наименований, потому что не хочется использовать замыленное слово "Бог".

Теперь вопрос: если бы я хотел бы, чтобы было что-то, что непрерывно напоминает мне и другим об этом, что это такое может быть? Какой процесс, какой формат, какая сущность? Где та точка, в которой это становится виднее всего? Или же - как только я задаю этот вопрос, я тут же забываю о самом главном, и опять включаюсь в коловращения?
2:41a
Зачем?
Я организовываю коммуникации, управляю проектами, мыслю, занимаюсь искусством или пишу всю эту многословную чушь в блогах не потому, что это выше всего. А потому что я либо не умею делать ничего другого, что было бы более конкретно, либо боюсь делать все прочее. Но я, вероятно, и не должен заботиться об этом вопросе, потому что роль этой конкретной мыслящей клетки гигантского "космического тела" только в том, чтобы делать те вещи, которые она делает в той мере, в которой она способна это делать. Поэтому в меня приходят эти слова, и я считаю необходимым их сейчас писать, а вы на них натыкаетесь и почему-то их читаете, и потом о них думаете - или сразу соглашаетесь, или сразу отметаете, но мы делаем это не ради себя, а ради чего-то (очередной раз) процесса, который больше чем мы.

От этого может накатывать отчаяние, от этого может быть смешно, но это ничего не меняет. Быть может, так?

Я фишка для неведомой руки,
Толкающей меня. Из этой роли
Мне чудятся столы и игроки
Склонившиеся над игорным полем,
Где фишка и рука. Сгибаюсь дико,
Ища руки - но пуст рукав пальто,
И я давлюсь в него беззвучным криком:
Кто мой учитель, мой мучитель, кто
Ведет меня в пургу - и мной распятым
Проводит по пунктирному пути
И кто со смехом тычет мной в цитату,
Что жизнь пройти - не поле перейти?

<< Previous Day 2010/01/11
[Calendar]
Next Day >>
My Website   About LiveJournal.com