?

Log in

No account? Create an account
Дом танцующего дракона
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Monday, October 23rd, 2006

Time Event
11:43a
Vus
Deja vu ("уже видел"): ощущение, что новая ситуация уже знакома, уже встречалась. Более широко - способность видеть старое в новом.

Jamais vu ("никогда не видел"): ощущение, что знакомая ситуация на самом деле является неизвестной, никогда не встречавшейся ранее. Более широко - способность видеть новое в старом. Jamais vu часто ассоциируется с определенными типами амнезии и эпилепсии.
Крис Мулин из Университета Лидса попросил несколько добровольцев написать слово "door" 30 раз за 60 секунд. Около 70% тестируемых демонстрировали симптомы jamais vu, напр. начинали сомневаться, что "door" является правильным словом.
Presque vu ("почти видел"): ощущение, что ситуация является знакомой, хотя при этом невозможно объяснить, чем именно. Более широко - ощущение перехода к прозрению. На самом деле человек очень редко переходит от ощущения presque vu к подлинному осознанию. Это ощущение характерно для людей, страдающих эпилепсией и другими органическими повреждениями головного мозга.

Для психологии характерно воспринимать эти vus как маргинальные (патологические) случаи, связанные с каким-либо ментальным расстройством.

Однако очевидно, что узнавание знакомого в знакомом и незнакомого в незнакомом - повседневные и привычные проявления того же самого механизма. В первом случае мы обращаем внимание на общие свойства (сенсорные маркеры) и игнорируем различия. Во втором случае мы обращаем внимание на отличия свойств (сенсорных маркеров), которые оказываются достаточно значимыми для того, чтобы игнорировать общность. Например - если плавно увеличивать интенсивность сигнала (цвет, звук) либо плавно сдвигать его по спектру, то до какого-то момента мы считаем, что звук "тот же самый", а в какой-то момент мы понимаем, что звук изменился. Получается переход между deja и jamais vu через сумеречную зону presque vu.

Состояния vus оказываются патологическими, когда мозг "зависает" в каком-то паттерне, отказываясь переходить в другие режимы. Идентифицируя vus у "больных", мы говорим всего лишь о норме, о том, что для большинства членов общества характерна способность в одних объектах узнавать уже виденные (слышанные/щупанные/нюханные), а в других - еще никогда не виденные (и далее по списку).
12:18p
Сойти с ума


Не дай мне бог сойти с ума.
Нет, легче посох и сумаCollapse )

Вопрос, который на деле представляется мне отнюдь не тривиальным, заключается в том - всякий ли может сойти с ума? Вопрос не в том, способен ли - промоделировать состояние безумца, пощупать изнутри эту шкуру вполне возможно. Но вот - не вернуться, а плавно перетечь туда?

По сути дела, вот этот вот "чад нестройных, чудных грез" - непрерывное галлюцинирование, - чем отличается от того, что мы и так делаем повседневно, воображая себе предметы, людей, отношения, организации, концепции? Только наличием или отсутствием адекватной обратной связи между участниками процесса, только тем, что индивидуальная галлюцинация различается с коллективной слишком сильно, что поведение одного вызывает диссонанс слишком у многих, порождая желание "на цепь посадить дурака", коллективно навести ограничения многих на одного, чтобы не мешал. То есть, все время придерживаясь путеводных сигналов одобрения-неодобрения, все время открывая себя ответам мира, подбивая статус своей правоты, можно удержаться в пределах коллективно допустимых психозов? (к примеру, забрался на вершину горки - и поцелуй случайному прохожему мальчику в живот будет рассматриваться не как неадекват, а как милая шутка) Или же - сознание вполне способно реинтерпретировать даже неодобрения в качестве подтверждений, что нужно продолжать и углублять свой психоз - и от такого исхода, такого провала в порочный круг самоподтверждающегося бреда не застрахован никто?

Скажем так - механика сумасшествия, она какая? И почему не все еще сошли с ума? - значит, мы на самом деле знаем, как не быть сумасшедшими, и забываем этот навык только по какой-то действительно суровой потребности, по которой одни сходят с ума, а другие просто коначают жизнь самоубийством, а третьи спиваются, а четвертые ломают в себе что-то важное?
2:20p
Разделенные города


Разделенные города - разделены политической волей или сменой границ. Когда-то единое становится вдруг рассеченным, и каждая из частей предоставлена теперь сама себе, оказывается независимой половиной некогда целого. Каждая из частей пытается жить, не замечая другой, игнорируя ее - как бы в параллельной реальности, пусть призрак былого единства еще бродит по покинутым улицам. Словно человек с разделенным мозгом, каждая часть считает себя полноценной, и лишь тайком пытается - через рукопожатие, через подмигивание, через почесывание - дать сигнал другой, возобновить с ней вечный диалог и былое сообщество.

Берлин - болезненный город на границе двух империй, двух систем. Язва в самом сердце разделенной Германии, стена с колючей проволокой и сторожевыми вышками, лесопарковые полосы отчуждения, охранники с овчарками, штази - пока был разделенный Берлин, вторая мировая не окончилась, а когда Стена упала, стало ясно, что старой системе уже не существовать. Сейчас ничто не напоминает о былом раздрае, кроме нескольких тонких линий, и поверх былых границ на Потсдам-плац возводятся офисные комплексы и синеплексы.

Гориция - странное место, кривое зеркало Берлина. Когда делили Европу после второй мировой, Горицию оставили за Италией, и недовольный Тито возвел с другой стороны от границы, в Словении, город-спутник Нову Горицу. Я прожил в Гориции почти месяц, гостиница стояла в десяти метрах от пресловутой границы, и меня очень сильно удивляли здания на другой стороне - буквально через площадь. Представлялось, как маршал Иосип Броз недрогнувшей рукой отчеркивает - тут наше, тут ваше Только через несколько лет я узнал от одного словенского социолога настоящую историю города - разделение не наведенное, а сконструированное.

Никосия - последняя по-настоящему разделенная столица. Когда турецкие войска в 1974, воспользовавшись политической сумятицей, вторглись на Кипр, мирные договоренности отобрали у киприотов половину их главного города (и единственного из крупных городов, который стоит не на море). Потрясающе, но границу провели ровно через середину старого города - настоящей двенадцатилучевой звезды, отстроенной веницианцами: шесть лучей грекам, шесть туркам. Теперь самые красивые улицы старого города неожиданно упираются в бетонные заграждения и мешки с песком - а через бойницы можно разглядеть полосу отчуждения, колючку, развалины и пыль. С той стороны зазывает паству мулла, с этой ему вторит церковный хор. Для греков-киприотов северная Никосия - боль, о которой они предпочитают не говорить, как ветеран об ампутированной ноге - скорее проклинают тех, кто посмел признать, что и с той стороны стекла тоже есть жизнь.

Разделенные города появляются в моей жизни странным калейдоскопом. Что за историю они мне рассказывают - не обо мне ли самом?

<< Previous Day 2006/10/23
[Calendar]
Next Day >>
My Website   About LiveJournal.com