July 3rd, 2006

dragon

Форсаж

Ночь петляет автострадой
Позади и впереди.
Мы стритрейсеры из ада -
Бампер к бамперу летим.
Ночь скрутилась, ночь скололась
В многоглазый трафарет.
Прожигает шины скорость
Человеческих комет.
Двести - словно в стратосфере -
Двести тридцать - нас палит
Пламя неуклонной веры
В нарушение орбит.
Угадал - в одно касанье
Дернуло из рук рули.
Мы парим - замри, дыханье -
Над поверхностью земли.
Смерть - вальта, а мы - туза.
Визг и скрежет в тормозах.
dragon

К борьбе за дело Гитлера



и другие плакаты

На самом деле, потрясающе. Потрясающе непонятно. Феномен партизанского движения - и вообще любого противления врагу - это же требует, чтобы включалась некоторая поведенческая программа, и в этой программе сменившаяся власть воспринималась бы именно как "враг".

Отчасти, мне представляется, ожидания "молниеносной войны на Востоке" у немцев были связаны не только с осознанием технического превосходства (в вооружениях и техниках ведения войны), но и с предположением о "стоне под гнетом большевизма". С предположением, что народы тогдашнего СССР только и жаждут "освободителя" - а следовательно, правильно организованная пропаганда позволит быстро установить лояльные к Германии вассальные режимы, поддерживаемые народными массами.

Но нет. "Сукин сын, но наш сукин сын". Этот народ сколько угодно будет петь "Дубинушку", но одновременно станет умирать с криком "За царя!" Лояльность к этой текущей власти сочетается с правом самим жаловаться на эту свою власть - хотя не поручусь, что жалуются и проявляют лояльность одни и те же, но факт остается фактом: поддержка любому захватчику во все исторически фиксируемые времена была минимальна.

Вполне возможно, в основном потому, что русские никогда не жили в европейских обстоятельствах коммуналки - когда коридор общий, кухня общая, туалет общий, все надо делить, тесно там на европейском континенте, войска туда-сюда шмыг, народы колобродят-переселяются, территории по пять раз на век из рук в руки переходят, не было монолитности. Историческая спрессованность порождает определенную - кросс-культурную - лояльность, и эта лояльность "выстреливает" во время глобальных завоеваний, будь то Наполеон или Гитлер. Живя на широких просторах, делиться ни с кем особо не надо - и поэтому есть ощущение "своего", пусть оно на деле отнюдь не твое, а либо помещика, либо колхоза, это не важно, главное, что тут внутренние противоречия с властью отступают перед групповой самоидентификацией как русских, а всех прочих как врагов, как Орды, и хер вам тогда успокоится этот народ, пока не укокошит всех, кого он пометил "врагами".