?

Log in

No account? Create an account
Дом танцующего дракона
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Thursday, May 18th, 2006

Time Event
6:37p
Передача


Довольно долго в своей жизни я придавал большой вес текстам. Написанное / напечатанное слово преодолевает границы пространства и времени, вызывает к жизни умерших и приближает живых, которых не увидишь никогда. Слово позволяет универсализировать опыт, трансплантировать его из одной головы в другую. Слово объединяет человеческое пространство, дает ему единый бассейн смыслов и осознаний.

Тем самым, слово дает новое измерение существования.

Но чем дальше, тем больше мне становится ясно, что настоящее обучение находится за пределами разговора, за границами текста. Ключевой навык, которым знание не воспроизводится, а порождается, никогда не может быть перенесен на бумагу (или в текстовый файл). Описание - это проекция, в которой теряется что-то очень важное, самая суть.

Все люди, у которых я чему-либо учился - особенно нынешние мои учителя - пускай и учат словами, но все научение происходит где-то между слов, в интонациях, в микрожестах, в способах держать свое тело, глядеть на собеседника, эт сетера эт сетера. Я увидел это - стал видеть все яснее - и мне стало ясно, почему многие умные и талантливые люди испытывают глубокое презрение к текстам как способу межличностного общения. Почему они так ценят возможность разговора и любого другого со-существования лицом к лицу / бок о бок. Именно потому, что во вневербальном общении они "ловят" самые важные - и непроговариваемые - сообщения.

Это специфичное отношение учителя и ученика предельно выражено в традиции Карма Кагъю: ты можешь практиковаться сколько душе угодно, но твое продвижение станет возможно только в случае, если учитель даст тебе новое знание, и не абы когда, а в специально подготовленных условиях - это называется "передачей". Есть и более простые иллюстрации - думается, что уникальная школа советской / российской физики в основном обязана такой же "передаче" от английских физиков, грубо говоря, от Резерфорда к Капице и Ландау, а традицию Резерфорда можно вести к Ньютону и Бэкону, а от них к средневековым естествоиспытателям.

Об этом, впрочем, книжка была, довольно давно, та самая, в которой был введен термин "неявное знание" - The Tacit Dimension Майкла Поланьи (которого наши русские философы любят путать с Карлом Поланьи). Так что все понятно и не ново.

Но смущает меня вот что. В каждом, кто участвует в этой передаче, собирается опыт сотен поколений "исследователей". И на каждом этот опыт может остановиться - именно потому, что "передача" неявных знаний требует продолжительного взаимо-действия, учительства и ученичества. Знание, неразрывно связанное с этим телом, знание персонализированное - одновременно максимально уязвимо. Его можно получить, только подключившись полностью к "традиции", но традиция зависит от конкретных носителей и неразрывно связана с ними. Потому традиция прерывается - скажем, как нам узнать теперь, владели ли основатели школы Карма Кагъю техниками переноса сознания из тела в тело (if it only were possible), если передача этих техник прекратилась практически на самих основателях?

Тот вопрос, который меня мучает - существует ли возможность расширить границы кодификации знания? "Ловить" именно то, что хуже всего поддается описанию? Как это делать? Изобретать новый словарь? Ввести дополнительный смысловой ряд, как в партитурах, отражающий эмоциональные состояния, положения тела, и т.д. и т.п.? Или достигать нужного техническими средствами - напр. видеосъемкой? (и следует ли тогда искать возможности создавать видеодискурсы вместо текстов, начать перестраивать мир под новые коммуникации, благо, техника уже позволяет?) Как - и в чем - сохранить уникальность, у которой (или просто - которой) можно учиться?

<< Previous Day 2006/05/18
[Calendar]
Next Day >>
My Website   About LiveJournal.com