September 6th, 2005

dragon

Разные

В своих котах я постоянно вижу живую иллюстрацию различия между ситуативностью и целеориентированностью.
К примеру, Фэстос мог бы стать отличным проектным менеджером. Если он принимает решение сделать что-либо, его уже ничто не собьет с пути. Скажем, решив забраться в шкаф или стянуть какую-то вещь с полки, он никогда не отступится от цели. Его можно прогонять, его можно пытаться отвлекать, он всегда вернется и исполнит задуманное.
Иное дело - Малия. Она всегда делает то, что представляется ей более соответствующим ситуации. Если ситуация меняется (скажем, она задумала сделать какую-нибудь пакость, и тут заявились хозяева), она мнгновенно отказывается от предыдущей затеи и принимается за что-то новое. Ей комфортно существовать в потоке, в изменяющихся явлениях, подстраиваться под Дао.
К слову, это далеко не единственные проявленные архетипы характеров. Например, Фэстос всегда рад гостям - приветствует их, обнюхивает, лезет на колени знакомиться. Малия сидит в сторонке и с осторожностью наблюдает. Зато с хозяевами Фэстос ставит себя очень независимо: может спокойно спать в другой комнате, может укусить руку, когда его гладят. Малия же всегда рада хозяйской ласке и всегда старается быть в одной комнате с людьми. Если она случайно окажется с другой стороны закрытой двери - будет пронзительно мяукать, требуя, чтобы ее впустили. Впускают - входит, распушив хвост, мурлычет от удовольствия, трется обо все углы, радуется вниманию. Зато она всегда приходит по собственному желанию, как и полагается настоящим кошкам - а Фэстоса можно легко призвать, он прибежит на зов, как полагается любой нормальной, гм, собаке.
Фэстосу вообще подвезло в жизни. Он оказался последним в своем помете и потому родился практически без хвоста (за получил кличку "Курц"). Хвост, если вдуматься, это очень важный орган для кошки - им кошка балансирует свои движения в акробатических упражнениях, им же она сообщает окружающим о своем настроении и своих намерениях. Лишенный этого важного своего компонента, Фэстос с детства развивал в себе не только кошачьи, но истино собачьи качества. За что и был неоднократно назван "котопесом", а намедни еще и "собакотом".