?

Log in

No account? Create an account
Дом танцующего дракона
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Saturday, March 12th, 2005

Time Event
12:31p
Записка меломана на салфетке
Насколько же изменилась современная музыка по сравнению с музыкой 18-19 веков! Слушая Генделя или Берлиоза, чувствуешь стремление автора – захватить, увлечь тебя своими чувствами. Музыканты сидят в центре зала; пресыщенная телесными и эстетическими наслаждениями благородная публика слушает их. Без резких переходов, контрастов, ведущих тем, без должной эмоциональности они теряют благорасположение. Музыка должна удержать, должна направить внимание на себя.
А вот эмбиенс – Брайн Ино или Нильс Петтер Молвер – фон, окружающая среда, существующая out there, как пение птиц или журчание ручья. Под такую музыку можно, даже нужно, вести разговоры, медитировать, рисовать или писать тексты. Она – на заднем плане. Фигура музыканта осталась в студии, где он делал запись. Эта запись теперь в твоем CD, каждый – и ты, и музыкант – знает об этой конвенции: он звучит сзади твоей жизни, а не в центре ее, зато звучит одинаково и многожды.
Получается, что современный композитор – антипод композитора двухвековой давности. Нынешний композитор – Гласс, Найман, Тирсен, - пишет саундтрек, музыку, не заслоняющую передний фон действия. В операх Моцарта и балетах Чайковского хореография и костюмы вторичны, впереди идет музыка, ей отдана главная роль. За два века музыка вползала в нашу жизнь, чтобы стать «озвучкой» и частью дизайна дорогих сортиров.
12:34p
К вопросу о жизни на Марсе
Говорят, что на Марсе нашли жизнь. В свете последних событий это может волновать мало, поскольку Марса нет. Да и жизни нет, наверное.
Что заставляет нас увериться в бытии предмета? Собственный опыт, рассказ другого? Набор понятий, впечатанных в нас кем-то / чем-то, составляющих наши «понятийные небеса»?
Меня всегда занимало вот что. Я сажусь в самолет, мое тело перемещается в пространстве, я оказываюсь в совершенно других краях – назовем их «Токио», «Торонто», «Тегеран», «Тарагонна» и Т.п. Почему у меня есть уверенность, что это место раньше существовало до меня? Почему может остаться существовать то место, которое я покинул? Центр мироздания стал собран вокруг меня в новой точке.
Продолжая эту аналогию, что делают вещи за нашей спиной? Может ли зонтик превращаться в очковую змею? Или вообще исчезать? Пустота, заполняющая всю ту часть нашего потенциального, а не актуального пространства, оборачивается предметами, когда мы начинаем ее ощущать, и вновь возвращается в себя – когда перестаем.
Но тогда – что же делают вещи перед нашими глазами? Разве их существование может быть более реально? Что дает им эту жизнь – наша вера, что зонтик лежит в прихожей, что он там не обратился очковой змеей или не исчез.
Сознание может перейти в состояние бытия здесь-и-сейчас. В этом состоянии предметы непрерывно порождаются и исчезают. Как маленький Вишну, каждый из нас просматривает часть сна о своей небольшой вселенной; сна, разделенного с другими Вишну. Что же останется, когда мы перестанем верить в реальность каждого из этих снов, а значит – наполнять их своей верой в их реальность? Что останется, когда сны и иллюзии исчезают? Когда великая пустота перестанет наполняться формами?

<< Previous Day 2005/03/12
[Calendar]
Next Day >>
My Website   About LiveJournal.com