January 25th, 2005

dragon

(no subject)

Какая мерзкая Москва:
Гнилая слякоть тротуаров
И дрянь из неба – знаком кары
Поруганного Божества.
Как из горшка у братьев Гримм,
По мостовым и переходам
Бурлит и льется Третий Рим
Прогорклым месивом народа.
Кругом менты и гопота,
Директора и педерасты.
Все суета, все суета,
Все суета Экклезиаста.
Но над чадящей Кольцевой,
Как за замызганной витриной,
Плывут и плавятся картины
Иной Москвы, Москвы живой.
И там, где треснул грязный лед,
В проем, блестящий ломкой жестью,
Вот-вот, мне кажется, скользнет
Лазурной тенью ангел-вестник.
dragon

Из Парсонса

Демократия греческого полиса была, по словам Парсонса, включена в более широкую систему. Граждане были высшим классом и они составляли меньшинство. Парсонс приводит следующие сведения об Афинах во времена Перикла. В Афинах проживало около 30 тысяч граждан, включая женщин и детей, а все население Афин составляло около 150 тысяч. Остальные 120 тысяч были рабами или метеками, не имевшими полных гражданских прав. Парсонс считает, что высший класс был “экономически зависим” от этих нижестоящих групп. Большую часть своего времени граждане посвящали управлению и военному делу. Классовый конфликт и война между полисами были наиболее непосредственными факторами разрушения древнегреческой системы. Однако, так же как и в случае с Израилем, в Греции возникла весьма своеобразная система культуры, основанием которой была независимость отдельных полисов и свобода граждан. Афины сыграли в этом процессе объединяющую роль, особенно с того момента, как они стали привлекать к себе таланты из всего греческого мира.