December 30th, 2004

dragon

Новый Пелевин

Сподобился прочитать нового Пелевина (А Хули). Это не просто ужасно, это ужасно. Классическая иллюстрация того, как некогда очень хороший писатель начинает писать уже даже не за деньги, а ради денег. Потеряв то священное, что крылось в глубине его первых текстов (и еще просвечивало в "Generation П"), человек делает неудачную, по сути, попытку имитации собственного стиля. Тщетно - крылья-то подрезаны. Опять, вроде, буддизм, опять отсылка к древним религиям, игры со словами, наркотические трипы - но уже не Пелевин, а какой-то Лукьяненко.
Кто-то сказал мне, что он опять начал пить, и при том серьезно. Вот тебе, матушка, и панчашила, вот тебе и буддизм.
Однако, хочу заметить, насколько товарищ чувствует конъюнктуру, доминирующие социальные группы. Романы начала 90-х наполнены ностальгией славного советского прошлого, мятущейся мыслью технической интеллегенции. В середине 90-х главные герои - бандиты, коммерсанты и сумасшедшие. Ближе к концу 90-х - рекламщики и политтехнологи. В 2004 - полковники ФСБ и проститутки. Тенденция красноречивая, не так ли?
dragon

Выдохнуть

Хотел было написать о свежей политике. О Благовещенске, о Кадырове эт сетера
А также о катастрофе в Индийском океане и ее общественном восприятии.
Не буду. Надо выдохнуть, на неделю или две. Новый Год через пару дней. Причем мой персональный предстоящий год будет радикально отличаться от прошедшего - и возможно, от всех прошедших, - что требует определенной подготовки. Если вы меня понимаете.
Неправда, что любой праздник может быть незначим. Два таких событий - смена календарного и личного года - значимы всегда. Поскольку новое число начинает свою игру в твоей персональной вселенной, каждодневно напоминает о себе - анкетными вопросами или подписываемыми договорами, сводимым балансом, свежей газетой или биографиями современников и давно умерших людей. Новое число - это такая мощная референтность, что от нее, видимо, можно уйти только на том проклятом острове без календаря. Внутри же "мира людей" (как он сложился сейчас) - исключить себя из нее (а ее из себя) практически невозможно.
Потому - уважим праздник, уважим переплет дат. Пусть предстоящее окажется для нас, внутренне, лучше прошедшего, а прошедшее предстанет в наилучшем свете. Пусть уроки будут учтены, а ошибки не совершены.