June 8th, 2004

dragon

Гвоздь

продолжая традицию псевдонаучных рассуждений о природе мира, нарисую вам вот что. Представим себе стену, в которую вбит гвоздь, а на гвозде что-нибудь висит, например, картина. "Нормальное" состояние гвоздя - плотно сидеть в стене и картину на себе держать. Иногда гвоздь расшатывается, тогда хозяин квартиры снимает картину, берет молоток и забивает гвоздь обратно. Вешает картину. Гвоздь возвращается в "нормальное" состояние.
Как бы "мир гвоздя" выглядел со стороны его внутреннего наблюдателя? Продолжительные фазы покоя и короткие фазы катастроф будут пронизать геологическую (гвозделогическую) историю всего этого мира. Причем несложно понять, когда именно происходят катастрофы - когда гвоздь оказывается в определенном положении относительно стены. Очевидно рисуются причинно-следственные связи, а бритва Оккама отсечет сущности под названием "хозяин" и "молоток". Готова непротиворечивая картина мира, в которой гипотеза о хозяине оказывается лишней.
dragon

Зачем я вам рассказываю все эти истории

про жука, про гвоздь, про духов предков? Меня не покидает один образ. Я превратил его в легенду, примерно такую:
Умирает старый академик, маститый ученый, воинствующий атеист, посвятивший всю свою жизнь "борьбе с мракобесием" и утверждению "научной картины мира". Такой вот академик (и нобелевский лауреат) Гинзбург. Последняя агония, затемнение...
А потом вдруг он оказывается в светлой комнате. Он сидит за столом, вокруг него сидят ангелы. Входит сияющая фигура - быть может, архангел Гавриил или апостол Петр - и говорит: "Спасибо, Вы хорошо поработали." Академик ничего не понимает - как, почему? Если он всю жизнь утверждал безбожность, он великий грешник, которого должны обречь на вечные муки. Нет, отвечают ему. Есть Божественный План, и эта безбожность, вся многолетняя работа этого человека, ею мотивированная, прописаны в строчках этого Плана. Все исполнилось по слову Божию.
Мир может быть устроен так, а может - сяк. Никто не знает. Мы только делаем свою работу.